Беседа Братца Иоанна

 

13-го февраля 1911 года

 

 Неделя мясопустная 

 

В воскресенье, 13 февраля, на беседу «Братца Иоанна» собралась такая громадная толпа слушателей, что не могла поместиться в зале, и многие остались за дверями.

В 4 часа «Братец» вошел в зал и, взойдя на кафедру, сказал:

– Сегодняшнее Евангелие говорит о страшном суде. В 25-й главе Евангелия Матфея мы читаем: «Сказал Христос: когда приидет Сын Человеческий во славе Своей со святыми Своими, тогда соберутся народы, и по Евангелию отделит Христос одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов, и поставит овец по правую сторону, а козлов – по левую. И скажет Он тогда: придите, благословенные, т. е. мученики за Евангелие, наследуйте царство, т. е. государство, которое есть, в котором ныне мы живет. Ибо Я алкал ради Евангелия и все святые апостолы алкали – и вы дали Мне есть. Я был странником ради Евангелия, и все святые апостолы были странниками – и вы приняли Меня. Я был в темнице, и все святые апостолы были в темницах – и вы пришли ко Мне. Итак, примите уготованное вам царство, т. е. государство от создания мира.

– Спасибо! – говорят слушатели.

– Спаситель благословлял и благословляет одних и укорял и укоряет других. Он сказал: «примите царство, т. е. государство, котораго тогда еще не было. Если человек не верит в это царство, т. е. государство, которое он видит, то как он поверит в то царство, котораго он не видит? Мы видим из Евангелия, что государство устроилось из кротких людей, как из овец. Чем более их мучили, тем более они распространялись.

Также сказал Христос (и доныне Он говорит) бывшему еврейскому государству: «Я был голоден с учениками Своими и собирал колосья – и вы не дали Мне есть. Я был странником с учениками Своими – и вы гнали Меня».

– И тебя, дорогой Братец, гнали, – говорят слушатели.

– Оставьте: теперь не гонят за Евангелие, – говорит «Братец» и продолжает читать:

– Я жаждал с учениками Своими – и вы дали мне вместо воды уксус. Я был в темнице с учениками Своими за слово Евангелия. И вы кричали: «распни, распни!»

– И тебя гнали, дорогой Братец! – опять повторяют слушатели.

– Оставьте такия вещи; мало ли каких недоразумений не было, но мы должны сеять евангельский мир, – говорит «Братец» и спокойно продолжает читать: «Я был в темнице за слово Евангелия и вы кричали: «распни, распни!», а Варраву разбойника просили отпустить». И что же вышло? Господь отнял у евреев государство во свидетельство всем народам. За что!

– Скажи, за что? – спрашивают слушатели, а «Братец» отвечает:

– За то, что евреи гнали Христа, апостолов и всех святых.

– И тебя гнали, гнали! – кричит какой-то человек, и тотчас швейцары выводят его из зала и говорят ему: «нехорошо так кричать и возмущать народ», а он отвечает: «я сам гнал и ругал Братца и был за это наказан». А «Братец» в ответ на крик этого человека говорит:

– Оставь, зачем нам судить? Это суд человеческий, а мы говорим о страшном евангельском Божьем суде. Христос проповедал Евангелие, и кто принял Евангелие, у тех он устроил государство, а кто не принял, у тех отнял его. Что может быть страшнее этого суда, когда еще здесь мы наказываемся за непослушание?». Поэтому мы должны принять Евангелие, чтобы и у нас не отнялось то, что имеем.

– Помолись! – говорят слушатели.

– Господь отнял у евреев государство. Что еще страшнее такого суда? Было еврейское государство, евреи отвергли Христа, и Господь отверг их. Мало того: они освободили разбойника, а проповедников Евангелия не только не освободили, но казнили. За то Господь и отнял у них государство.

И ныне у второго Израиля, т. е. у нас, если мы не примем слов Евангелия, Господь отнимет все: и здоровье, и имущество, и мужей, и жен, и детей. И таковые от горя кончают позорною смертью – самоубийством. Как же они могут войти еще в Царство Небесное. И всегда Господь так будет судить второго Израиля. Так Он осудил и перваго Израиля за то, что он гнал Христа и Его апостолов. Тогда евреи мучили христиан, а теперь им воздается: их гонят во всех государствах: во Франции, Англии, Америке и в прочих державах, что еще страшнее такого суда? Хотя, между евреями и есть богатые, но все-таки они скитальцы на земле, потому что у них нет своего государства, и над ними сбылось слово Христа: «виноградник отдал другим».

Что еще страшнее такого суда?

Но люди не верят в него и не боятся его. А если человек не верит в суд, который он видит, то он не поверит и в тот, который еще не видит. Но если человек верит в суд, который видит, и боится его, то он может поверить и в тот суд, котораго еще не видит. Этот суд не противоречит второму суду.

Поэтому Христос и говорит: «Я был голоден – и вы не накормили Меня, Я был странником за Евангелие – и вы не приняли Меня. Я был в темнице за слово Евангелия – и вы не посетили Меня. За это-то и отнимается у вас государство. Покайся!

– Грешны! – громко восклицают слушатели.

Хотя только некоторые евреи гнали Христа и апостолов и не приняли их слова, но осужден весь еврейский народ и оставлен без государства.

– Прости! – говорят слушатели.

– Никого, – говорит «Братец», – так не стесняют, как евреев. И во Франции, и в Англии, и в Германии, и в Америке – всюду их стесняют. Для чего Господь допускает это? Для того, чтобы этими стеснениями привести евреев к покаянию и чтобы они поверили в учение Христа. И если они поверят в него, тогда у них и государство будет.

Господь через пророков многократно говорил евреям: «отниму у вас государство за то, что оставили Меня. Я говорил, говорил вам, я посылал, посылал к вам пророков, но вы не слушали их и оставили Меня. За это-то и отниму у вас государство». Он так и поступал с ними, предавая и в плен царя вавилонскаго, царя персидскаго и опять возвращая им царство.

Господь долго терпел отступничество евреев. Наконец, он посылает им Христа, надеясь, что они Его послушаются, Христос проповедал им Евангелие и целил их от болезней, нужды и печали, но они и Его отвергли. И тогда Господь перестал терпеть их непослушание и отнял у них государство навсегда.

Тогда евреи говорили: «лучше умереть, нежели видеть разрушение Иерусалима». По-видимому, им не хотелось разстаться с своим царством, но все-таки Господь отнял его.

Так и в настоящее время многие соглашаются лучше умереть, чем разстаться с женами, мужьями, детьми и со всем, что у них есть. Так это и бывает.

Для чего такой страшный суд с наказанием? Для того, чтобы грядущий Израиль не поступил так вероломно. покайся!

– Грешны! – восклицают слушатели и поют «Отверзу уста моя».

После пения «Братец» говорит:

– Вот я напомнил вам Евангелие, которое читается в масленицу. Святая церковь видит, что пред постом люди особенно предаются пьянству, разврату и другим безобразиям.

– Прости! – говорят слушатели.

– И потому, – говори «Братец», – церковь постановили читать теперь Евангелие о страшном суде.

Люди обыкновенно думают, что суд будет потом и не верят в тот суд, который совершается в настоящее время. Но если человек не будет верить в тот суд, который видит, то как он поверит в суд, котораго еще не видит? Если же он поверит в суд, который видит, то он может верить и в тот суд, котораго еще не видит, а только ожидает.

Мы видим, что одно государство, – еврейское, – которое не признало Христа, разрушилось, а другое государство, – христианское, – царствует уже две тысячи лет. Евреи невиновны, что их предки отвергли Христа, но Бог отнял у них государство за грех их предков, и теперь у них нет государства и они везде стеснены. Господь этим стеснением призывает их к покаянию, познанию Евангелия и к церкви.

Для чего все это написано, для чего все это читается и говорится? Для того, чтобы производить суд над народом. И многие будут читать или слушать это и поверят и скажут: «если и я не поверю учению Христа, то и у меня Господь отымет все, что имею: здоровье, имущество, жену, детей, как отнял Он у евреев».

– Помолись!

– Для того и написано Евангелие, чтобы производить суд над народом. И когда придет Сын Человеческий, то возсядет на престол славы Своей. Теперь мы видим этот суд и Христа, сидящаго в славе, потому что еврейское государство разрушено, а христианския государства процветают во всех странах. И теперь Христос близко, близко к нам. Иными словами: учение Христа близко, близко к нам. А то мы видим, что люди ко Христу приходят кланяться, а от учения Христа отворачиваются и бегут. Ныне Христос на всяком месте. Где только собраны два или три во имя Его Евангелия, там и Он посреди их. Признаком Его присутствия служит то, что люди исцеляются от пороков, пьянства, разврата, болезней и делаются кроткими, как овцы.

Пришествия Христа ожидают все. Но если бы Христос появился человеком, то было бы много Христов. Христос же один и Евангелие одно, а учение Его иже везде сый. И если мы говорим, что Христос с нами, то это значит, что Его слово, Его Евангелие с нами и оно должно судить человечество, как Он и Сам сказал: «слово, которое я говорил, оно будет вас судить» (Иоан. 12, 48). Покайся!

– Грешны!

И все запели «Отверзу уста моя».

– Еще напомню вам…

– Напомни.

– Напомню послание апостола Павла к коринфянам.

– К нам.

– В 9-й главе перваго послания к коринфянам мы читаем: «Не апостол ли Я! Не свободен ли Я».

– Апостол, – восклицают слушатели, а «Братец» читает далее:

– «Не видел ли я Иисуса Христа? Если для других Я не апостол, то для вас апостол».

– Апостол, – говорят слушатели.

– Из этого мы видим, что когда апостол Павел проповедывал, то некоторые говорили о нем, что он не апостол».

– Апостол, – снова говорят слушатели, а «Братец» повторяет прочитанное:

– Не апостол ли я? Не свободен ли я?»

– Свободен и нас освободил от пьянства, – говорят слушатели, а «Братец» поясняет:

– Про апостола Павла говорили: «какой он апостол? Он и Христа не видал».

– Видал, – говорят слушатели, а «Братец» читает:

– Не мое ли дело вы в Господе?».

– Твое, – говорят слушатели.

– Подождите, – говорит «Братец», – это апостол Павел о себе говорит: «не мое ли дело вы в Господе?».

Раньше вы были в разврате и пьянстве, а ныне хорошо, что вы в Господе.

«Если для других я не апостол, то для вас апостол».

– Апостол, – говорят слушатели, а «Братец» читает далее:

– «Вот и печать моего апостольства – вы в Господе».

У апостола Павла не было ни письма, ни печати от земной власти, и потому он и говорил: «печать моего апостольства – вы в Господе».

– Мы – твоя печать, дорогой Братец! – говорят слушатели, а «Братец» поясняет:

– Так и я смело могу сказать: вот прошло уже 16 лет, как я читаю и поясняю слово Божие и у меня не было ни бумаги, ни печати. Но этот недостаток я восполнял Божией печатью, т. е. приводил людей к покаянию и миру. Мои уста никогда и никому не наносили оскорбления за все время моей проповеди.

Но хотя теперь я и имею бумагу с печатью, однако, если я понадеюсь на нее, а Бог не даст мне разумения, то я могу принести вред слушателям, себе и правительству, и от этого может быть смута.

Поэтому одной бумаги с печатью недостаточно. Она может вызвать во мне гордость. Нужно еще просить Господа, чтобы Он управлял моими устами, чтобы я не льстил языком моим и приводил людей к покаянию и устроил мир в Господе.

Я 16 лет проповедую благополучно, потому что надеюсь на печать Божию более, нежели на печать человеческую.

И всякому, кто хочет проповедывать слово Божие, надо просить у Бога, чтобы Он дал свою печать, т. е. духа любви, кротости и мира.

– Помоги тебе Господи, – говорят слушатели.

– И тогда, – говорит «Братец», – все будет мирно и благополучно.

Далее читаем: «Вот мое защищение против осуждающих меня. Или мы не имеем власти есть и пить? Или мы не имеем власти иметь спутницею сестру, жену, как и прочие апостолы и братья Господни, и Кифа?»

Из этого мы видим, что апостолы имели своими помощниками лиц женскаго пола. За это его осуждали, а он в свое защищение и говорит это.

Еще апостол Павел говорит: «или я не имею власти не работать?».

Хотя апостол Павел и имел право не работать, но он не пользовался этой властью, дабы не поставить преграды благовествованию Христову, и потому он работал. Так и написано в одном месте, именно в Деяниях апостолов (18-я глава), что когда апостол Павел жил в Коринфе у Акилы и Престиллы, то, по одинаковости ремесла, занимался с ними деланием палаток, а каждую субботу проповедывал слово Божие. И этим своим примером он научал ленивых работать. А то у нас иные много говорят, а ничего не делают, и потому им никто и не верит.

Но так как апостол Павел имел право и не работать, то поэтому он и говорит: «или я не имею власти не работать? Какой воин служит когда-либо на своем содержании? Кто, насадив виноград, не есть плодов его? Кто, пася стадо не есть молока от стада? По человеческому ли только разсуждению я это говорю? Не тоже ли говорит и закон? Ибо в Моисеевом законе написано: «не заграждай рта у вола молотящаго». О волах ли печется Бог? Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое».

Но если человек пашет и сеет без надежды, то у такового посеянное плохо родится. А если он пашет и сеет с верою и надеждою и говорит: «я селя, а Ты Господи, возрасти посеянное», то у такого оно и вырастает.

– Помолись!

– Христос для того и пришел на землю, чтобы посеять семя, для того и принял мученическую смерть, чтобы возрастить посеянное. – Спасибо!

Христос сказал: «ищите прежде Царства Божия и правды его, а остальное все приложится вам». Поэтому и апостол Павел говорит: «Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное? Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы?».

Кто кому подчинен, тот тому и служить должен. Кто подчиняется Господу, тот и служит Господу, а кто подчиняется разврату, тот разврату и служит.

«Однако, – говорит апостол Павел, – мы не пользовались властью», не хозяйничали и не хозяйничаем. Все апостолы сами несли свое иго, дабы не обременять других.

Далее читаем: «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования».

Если балалаечники утешают балалайками, то они питаются от своих балалаек. Тем более, если проповедующие Евангелие доставляют утешение, то они питаются от Евангелия и не будут иметь нужды ни в чем.

Далее читаем: «Если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!».

Так это и бывает: кто что любит, тот о том и говорит. Если он любит пить, то он о пьянстве и говорит; а кто любит Христа, тот о Христе и говорит, и горе ему, если он не побеседует о Христе.

Далее читаем: «Если я делаю это добровольно, то буду иметь награду; а если недобровольно, то исполняю только вверенное мне служение. За что же мне награда? За то, что, проповедуя Евангелие, благовествую о Христе безмездно, не пользуясь моею властью в благовествовании. Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобресть: для иудеев я был как иудей, чтобы приобресть иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобресть подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона».

Поэтому в другом месте (Деяния апостолов, 17-я глава) апостол Павел и сказал афинянам: «Я обошел ваши святыни, и наше, что вы неведомому Богу кланяетесь». Он не сказал: «Я обошел ваших идолов» для того, чтобы не оскорбить афинян. И афиняне, не будучи обижены им, сказали ему: «разскажи нам про ведомаго тебе Бога».

Вот он и стал разсказывать им о Христе, как Он хромых делал ходящими, слепых зрячими. А если бы апостол Павел сказал: «у вас идолы слепые и глухие», то он оскорбил бы афинян, и они не стали бы его слушать и просить разсказать о Христе. Если бы нищий попросил у тебя хлеба, а ты его ударил бы, а потом дал бы ему рубль, то и он сказал бы тебе: «О, Бог с тобой, с твоим рублем. Буду ли я жив?».

Так и оскорбительная проповедь подобна таковому удару, и слушатели отказываются слушать ее, хотя бы в ней и говорилось о Христе.

– Прости!

– Апостол Павел говорил: «для чуждых закона и я был чужд закона». Он как бы так говорил: «и я чужд закона», но в душе он не был чужд закона и этим приобретал чуждых закона ко Христу.

– Спасибо! – говорят слушатели, а «Братец» продолжает читать:

– Для немощных был как немощный, чтобы приобресть немощных. Для все я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником Евангелия».

– Спасибо.

– Далее читаем: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить».

– Спасибо!

– Иные могут понять это по букве и подумать, что апостол Павел будто советует идти на скачки. Нет, он говорит здесь духовно. Он советует нам прибегать к закону Божию, чтоб получить награду.

– Спасибо! – говорят слушатели, а «Братец», применяя это к слушателям, говорит:

– Так бегите и вы, и получите награду.

– Получили, – говорят слушатели и поют «Верую во единаго Бога».

После пения «Братец», желая обратить внимание слушателей на слова символа веры: «паки грядущаго со славою судити живых и мертвых», говорит:

– Господь будет судить живых и мертвых. Тогда Он сядет на престол славы Своей и будет делить одних людей от других. Мы видим, что дележка уже и теперь идет по Евангелию. Христос или слово Божие делит людей на два рода: кто не научился слову Божию, тот не может бороться со злом и делается козлом, т. е. сердитым; а кто поучается слову Божию, тот может побороть зло и сделаться кроткой овцой; и если его мучают, то он говорит: «пусть мучают, они соединяют меня со Христом, который обещал мне царство. Мученики получили царство, а чрез них устроилось во Христе и то государство, в котором мы живем.

– Спасибо, дорогой Братец!

– Еще напомню вам…

– Напомни.

– Напомню книгу пророка Даниила. В 14-й главе его книги мы читаем:

«Во дни Даниила у вавилонян был идол по имени Вил, и издерживали на него каждый день двадцать больших мер пшеничной муки, сорок овец и шесть ведер вина».

Такой был Вил! Как раз похож на нашу масленицу.

– Похож, – говорят слушатели, а «Братец» читает далее:

– Царь вавилонский чтил Вила и ходил каждый день поклоняться ему; Даниил же поклонялся Богу своему. И сказал ему царь: «почему ты не поклоняешься Вилу?».

Так и теперь многие скажут вам: почему вы по обряду не справляете масленицы? не пьнствуете, не гуляете, не катаетесь?

И отвечал Даниил: «потому что я не поклоняюсь идолам, сделанным руками, но поклоняюсь живому Богу». Ваш бог глухой и немой, а мой Бог всегда говорил чрез пророков.

Так если и трезвенников спросят: «почему вы не справляете масленицы?», то они ответят: «потому что масленица устроена языческими временами и в эти дни творятся всякия безобразия».

Далее читаем: И сказал царь: «не думаешь ли ты, что Вил не живой бог? Не видишь ли, сколько он ест и пьет каждый день?».

Он много ел, как и у нас на масленице съедают много блинов и выпивают много вина.

Слышится смех, а «Братец» продолжает читать:

– А Даниил улыбнувшись сказал: «не обманывайся, царь; этот идол внутри – глина, а снаружи – медь и никогда не ел и не пил». Тогда царь разгневавшись призвал жрецов своих и сказал им: «если вы не скажете мне, кто съедает все это, то умрете». Если же вы докажете мне, что съедает это Вил, то умрет Даниил, потому что произнес хулу на Вила». И сказал Даниил царю: «да будет по слову твоему». И пришел царь с Даниилом в храм Вила, и сказали жрецы Вила: «вот, мы выйдем вон, а ты, царь, поставь пищу и, налив вина, запри двери и запечатай перстнем твоим. И если завтра ты придешь и не найдешь, что все съедено Вилом, мы умрем или Даниил, который солгал на нас».

И в настоящее время существует еще языческая закваска, языческий обычай: если кто построил дом, то он, устраивая новоселье, кладет во двор хлеб домовому; и если домовой съест его, то это служит признаком благополучия в доме, а если не съест, то признаком неблагополучия. Бывает, что собака съест этот хлеб, а новоселы думают, что домовой съел хлеб, и считают это признаком благополучия.

Слышится смех, а «Братец» говорит:

– И у нас православных много, много еще такого язычества!

– Много! – говорят слушатели, а «Братец» читает далее:

– «Жрецы под столом сделали потаенный вход и им всегда входили и съедали принесенную Вилу пищу. Когда они вышли из храма, царь поставил пищу пред Вилом, а Даниил приказал слугам своим посыпать весь храм пеплом в присутствии одного царя. Потом вышедши заперли двери и запечатали царским перстнем и отошли. Жрецы же, по обычаю своему, пришли ночью с женами и детьми своими и все съели и выпили.

Слышится смех, а «Братец» поясняет:

– Праздник справили.

– Масленицу, – говорят слушатели, а «Братец» читает далее:

– «На другой день царь встал рано и Даниил с ним, и сказал: «целы ли печати, Даниил?». Он сказал: «целы, царь». И как скоро отворены были двери, царь, взглянув на стол, воскликнул громким голосом: «велик ты, Вил, нет никакого обмана в тебе!».

Велик бог, потому что все съел.

Слышится смех, а «Братец» читает далее:

– «Даниил улыбнувшись удержал царя, чтоб он не входил внутрь, и сказал: «посмотри на пол и заметь, чьи это следы». Царь сказал: «вижу следы мужчин, женщин и детей».

Так и я скажу: чьи следы по масленице? Тут следы мужчин, следы женщин, следы детей, – все объедают и опивают друг друга, как во времена Вила.

Далее читаем: «И разгневавшись царь приказал схватить жрецов, жен их и детей, и они показали потаенныя двери, которыми они входили и съедали, что было на столе. Тогда царь повелел умертвить их и отдал Вила Даниилу, и он разрушил его и храм его».

Так и теперь кто верует в слово Бога, то таковой не поклоняется масленице и тем разрушает языческий праздник.

Далее читаем: «Был также на том месте большой дракон, и вавилоняне чтили его. И сказал царь Даниилу: «не скажешь ли и об этом, что он – медь? Вот, он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог не живой; итак поклонись ему».

И в настоящее время зеленый змей все пожирает: и мужа, и жену, и детей, и отца, и мать, и одежду, и дома, и все имение.

– Все, – говорят слушатели, а «Братец» читает:

– Но Даниил сказал: «Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой. Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла». Царь сказал: «даю тебе». Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон разселся. И сказал Даниил: «где ваши святыни?».

– Разбил, – говорят слушатели.

– Где ваша масленица? – спрашивает «Братец».

– Разрушилась, дорогой Братец!

– Даниил без меча и жезла уничтожил Вила и дракона, и до сего дня наука Даниила и учение Христа и жития святых отец уничтожают без меча всякий разврат и пьянство, и теперь словами пророков, Христа и апостолов мы легко можем уничтожить зеленаго змея, которому и доныне люди поклоняются в трактирах и ресторанах.

– Спасибо! Помолись!

– Иные скажут: «если мы разрушим масленицу и зеленаго змея, то как же мы справим масленицу? Гости придут и смеяться будут, потому что нечем их увеселить».

– Слава Тебе, Господи! – говорят слушатели, а «Братец» поясняет:

– В древнее время ни один праздник, ни один прием гостя не обходился без зеленаго змея. И теперь многие говорят: «как я обойдусь без этого идола?». Соберу друзей на масленице и поставлю им 6 ведер вина».

Для чего все это написано? Для того, чтобы сравнить то, что было, с тем, что есть, и тогда легко будет бороться с пороками и преступлениями. Лучше сделаться настоящим христианином, нежели подражать языческому преданию – масленице.

Далее читаем: «когда вавилоняне услышали, что дракон разселся, то сильно вознегодовали и возстали против царя и сказали: «царь сделался иудеем, Вила разрушил и убил дракона и предал смерти жрецов, и, пришедши к царю, сказали: «предай нам Даниила, иначе мы умертвим тебя и дом твой». И когда царь увидел, что они сильно настаивают, принужден был предать им Даниила, они же бросили его в ров львиный, и он пробыл там шесть дней».

Даниил был брошен в львиный ров за то, что он уничтожил идола и зеленаго змея. Тогда люди придерживались предания и неохотно принимали Даниилово новшество. Как же разстаться с Вилом и драконом? И ныне многие говорят с грустью: «как же теперь нам без масленицы?».

– Хорошо! – говорят слушатели, а «Братец» поясняет:

– И оправдался Даниил в прежнее время и в настоящее время оправдывается и уничтожает масленицу без меча и жезла единым словом Божиим.

И сказал царь Даниилу: «даю тебе повеление, уничтожь его!».

– Спасибо! – говорят слушатели и поют «Твоя песнословцы, Богородице».

После пения «Братец» говорит:

– Вот напомнил я вам…

– Спасибо!

– Напомнил о страшном суде. Что еже может быть страшнее того суда, когда еврейское государство было отнято, а мученикам, проповедникам Евангелия, оно было дано? И доныне мы пользуемся этим царством через пролитую кровь мучеников.

В настоящее время в каждой деревне есть дворец, т. е. церковь и на престоле находится Евангелие, которое воинствует в народах и судит. У древних евреев за то, что они не приняли Христа, было отнято государство. А в настоящее время Господь за неверие в слова Бога отнимает у тебя жену, детей и все имение и отдает тебя в рабы к тем, которых ты не любишь.

– Помолись!

– Но если ты будешь исполнять то, чему учит тебя Господь через книги Моисея и Евангелие, то Он подчинит тебе все, как Даниилу, который из пленнаго раба сделался князем за то, что умертвил змея.

Если и ты будешь бороться с зеленым змеем, то не бойся, что ты – раб, говори только слово Божие, и Господь выведет тебя из рабства пьянаго плена, и ты будешь царствовать со Христом.

– Спасибо, дорогой Братец, и ты вывел нас из плена.

– Еще напомню вам житие преподобнаго Авкентия, празднуемаго завтра, 14 февраля.

Сказав это, «Братец» стал читать из книги «Жития святых. наложенныя по руководству четьих-миней св. Димитрия Ростовскаго», за февраль, с 279 страницы следующее место:

«Однажды к святому пришли два человека: один православный, а другой еретик.  Православнаго святой принял с лакой и долго беседовал с ним о душевой пользе, а с еретиком он и слова не сказал, провидя его неверие. Когда они отошли от святого, тогда тот еретик начал хулить преподобнаго и порицать его, называя лицемером.

«Не успели они еще дойти до своих домов, как на пути встречает еретика слуга, который сообщил ему, что в дочь его вселился бес, который сильно ее теперь мучит. Весть сия сильно опечалила еретика; он раскаялся в своих грехах, отвел дочь свою, одержимую нечистым духом, к преподобному Авксентию и стал смиренно молить святого, чтобы он исцелил его дочь.

– Помолись! – говорят слушатели, а «Братец» читает далее:

– «И она исцелилась от мучений беса, а ея отец – от своего злоречия».

И еретик не стал более хулить святого. Христос говорит, что хула на Сына Человеческаго простится, но хула на Духа Святого не простится. Так и хула евреев на Христа не простилась, потому что они воспротивились против духа Его учения. Хула против Христа, как Сына Человеческаго, может проститься, но хула против духа Его учения и чудес, каковы: воскрешение на мертвых, исцеление слепых, хромых и бесноватых и другия, и уподобление духа Христова духу Веельзевула никому не простится, потому что кто слышал учение Христа и видел Его чудеса, и все-таки хулит то и другое, тот не может жить по учению Христа и пользоваться Его чудотворной силой, и потому таковый ни в чем не может иметь успеха.

Поэтому и смех еретика над святым Авксентием не простился ему. Еретик говорил о святом, что он лицемер.

– Нет, не лицемер, – говорят слушатели, а «Братец» поясняет:

– А раз еретик назвал святого лицемером, то этим он похулил не только его, как человека, но и дух его поучений, и потому Господь наказал его дочь, допустив бесу вселиться в нее.

– Помолись!

– К тому же потом нужно было ему обратиться?

– К Братцу, – говорят слушатели, а «Братец» поправляет:

– Нет, не к Братцу, а к святому. Но мы не ищем святых и не просим у них поучений и потому живем дурной жизнью, а от дурной жизни болеем и ни в чем не имеем успеха. А потом начинаем пить лекарства, но и они не успокаивают нас, потому что нам нужно духовное успокоение – слово Божие, слово Христово. Оно только может успокоить и исцелить нас, как исцелило оно и Марию Магдалину.

Еще другой раз приходят к преподобному Авксентию два прокаженных и просят его исцелить их. Святой спрашивает их: «какия же вещи согрешения, что на вас ниспослано Богом такое наказание?». Они молчат, потом, поклонившись святому, говорят: «помилуй нас, раб Христов, и помолись о нашем исцелении», а о грехах ничего не говорят.

Тогда святой говорит им: «братия, вас постигла болезнь за то, что вы привыкли часто клясться и божиться, чем и воздвигли Божий на себя».

И в настоящее время многие устраивают пирушки–гульбушки с музыкой, плясками и неприличными разговорами, и думают, что это не грех и никогда не каятся в этом, и потому Господь отнимает у них здоровье, семью и имение. А когда они покаятся, то ради покаяния Господь дает им царство, т. е. государство.

Далее читаем: «Услышав сии слова святого, прокаженные сильно изумились тому, что святой знает их согрешения».

– И ты знаешь наши согрешения, – говорят слушатели, а «Братец» читает:

– Прав пред святым на землю, прокаженные раскаялись в своем грехе. Авксентий сжалился над ними, помазал их священным елеем с головы до ног и сказал: «исцеляет вас Иисус Христос, а я сам – человек грешный». И прокаженные тотчас исцелились от недуга своего».

– Спасибо! – говорят слушатели, а «Братец» поясняет:

– Святой себя не восхвалял, а делал то, что делал Христос, и прославлял Бога.

– Будем прославлять, – говорят слушатели, а «Братец» читает:

– И еще третий раз привезли к святому на колеснице лежащаго на одре разслабленнаго; родители сего человека, припав к преподобному, с плачем говорили ему: «нашего сына постигло разслабление по множеству грехов наших». Тогда Авксентий спросил их: «веруете  ли, что Бог может чрез меня грешнаго подать исцеление вашему сыну».

– Веруем, – говорят слушатели, а «Братец» продолжает читать:

– «И сказали родители святому: «воистину ты ангел, ниспосланный на спасение наше, и мы верим, что Богу все возможно». На сие преподобный отвечал: «по вере вашей да будем вам».

– Спасибо! – говорят слушатели, а «Братец» продолжает читать:

– «И взяв священный елей, святой помазал им все тело разслабленнаго; последний тотчас же поднялся совершенно здоровым, и все, видевшие это чудо, прославили Господа».

Как просто и как легко! Всегда исцеления были и всегда будут. Все святые целили и этим утверждали веру во Христа. Для того это и написано, чтобы от чтения происходила вера, а от веры покаяние, исцеления и добрыя дела.

– Спасибо!

На этой беседе присутствовали: протоиерей церкви Вознесения, Николай Покровский, и сотрудник миссионерской газеты «Колокол», г. Маркианов. После беседы «Братец» подошел к протоиерею Покровскому за благословением. Поблагословив его, Покровский поцеловался с ним и сказал: «здравствуйте, добраго здоровья, и затем вышел из зала вместе с Маркиановым.

 

Православное общество трезвенников Братца Иоанна Чурикова

Мы в контакте