БЕСЕДА «БРАТЦА ИОАННА» ЧУРИКОВА

 

15-го января 1912 года, в день его именин. 

 

НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ. 

 

В воскресе6нье, 15 января, в день именин Братца Иоанна, его многочисленные последователи с ранняго утра начали собираться к дому на Петровском проспекте, № 1, в котором обыкновенно он ведет свои беседы. К трем часам здесь стояла уже громадная толпа, выстроившись в длинный ряд. С трех часов пришедшие, по группам в десять–двадцать человек, проходили сначала в квартиру Братца и поздравляли его с днем ангела, целя его руку, а потом, выйдя оттуда, входили в зал для бесед.

На эту беседу пришел также и священник, настоятель церкви при градоначальстве, Василий Чебышев.

В половине пятаго часа в зал, переполненный слушателями, вошел и сам Братец Иоанн. И как только он вошел, собравшиеся все громко воскликнули: «здравствуй, дорогой Братец! с ангелом!».

Когда Братец подошел к иконам, то, по его почину, все запели: «Отче наш».

После пения Братец подошел к священнику и взял у него благословение, а священник поцеловался с ним.

Затем Братец всходит на кафедру, убранную цветами, – и все опять восклицают: «здравствуй, дорогой Братец! с ангелом!» и поют: «Царю небесный».

После пения Братец говорит:

– Все вы поздравляли меня с ангелом. Издравле люди привыкли поздравлять друг друга с ангелом. Ангелы – это наши помощники. Таким помощником у Товии был ангел Рафаил, который сопровождал его в виде простого человека. Когда во время пути Товия купался, и рыба хотела поглотить его, то ангел Рафаил велел ему взять ее за жабры и вынуть из нея желчь, сердце и печень. Когда потом Товия пришел к Рагуилу и пожелал жениться на его дочери Саре, то ангел Рафаил и здесь помог ему. Родители Сары отдавали ее замуж семь раз, но владевший ею злой дух Асмодей умертвил всех ея женихов. Но когда Товия женился на Саре, то ангел Рафаил изгнал из нея злого духа Асмодея.

– Изгнал и из меня, – восклицают некоторыя женщины, – а Братец продолжает пояснять:

– и тем ангел спас Товию от смерти. Потом, когда Товия возвратился домой к своему отцу Товиту, то, по велению ангела, помазал слепые глаза своего отца желчью взятой у рыбы, и Товит прозрел. Тот же ангел Рафаил помог Товии сделаться и богатым человеком.

Так ангел помогал Товии. Но точно таким же образом и нам помогают ангелы, если мы в них верим и просим их о помощи. Но мы только говорим об ангелах, но не верим в них.

– Прости!

– Но если мы будем верить в ангелов и будем просить их защитить нас от хищной рыбы, как Товий, котораго рыба хотела сожрать, будем просить того же ангела исцелить нас от слепоты, как он исцелил Товия, будем просить у него же защиты от бедности, как Товий, которому Бог доставил богатство, а также защиты и в брачной жизни от демона Асмодея, то тот же ангел и нам будет скорый помощник.

– А потому желаю и вам быть с ангелом.

– Спасибо, дорогой Братец! – говорят слушатели и поют: «Царю небесный».

После пения Братец говорит:

– Все желали бы видеть ныне ангелов, но не все видят их, потому что ангелов можно видеть только в делах, когда они избавляют нас от бедности, болезни и хищной рыбы. Мы видим из Писания, что ангел Рафаил помог Товии. И нам поможет тот же ангел, если мы будем его просить. Но за грехи Господь допускает к нам дьявола – удручать нас, чтобы мы пред Богом не возгордились. Если же мы, как Товия, будем просить Господа, то он пошлет нам ангела Рафаила, который и отгонит от наших нервных жен Асмодея.

Для чего это написано? Для того, чтобы и мы взяли пример с Товия, Моисея и других святых людей, в делах которых проявился Бог.

Из того же Писания мы знаем, что когда евреи, перейдя Черное море по сухому дну, пели песнь: «С нами Бог, разумейте, языцы» и когда их спрашивали: «где же ваш Бог?», то они отвечали: «нашего Бога нельзя видеть: Он есть дух, а если хочешь, можешь видеть Бога в делах наших: мы прошли через Черное море по суше, а наши враги, египетские мудрецы, потонули, как олово».

– Помолись! – говорят слушатели и поют: «Царю небесный».

После пения Братец говорит:

– Так как вы поздравляли меня с ангелом, тоя вам и объяснил, как ангел помогал Товии. А теперь я прочту вам сегодняшнее Евангелие (от Луки, гл. 18, ст. 1–14) о том, что должно молиться и не унывать, т. е. не малодушествовать, а надеяться, что Господь не откажет нам в просимом.

– Помолись!

Все мы знаем, что надо молиться, но как? Мы молимся только о себе, но не молимся о других; поэтому Господь и не слышит нашей молитвы. Но если мы будем молиться и о других, то Господь и нам не откажет.

– Помолись! – говорят слушатели, и Братец начинает читать Евангелие:

– «В одном городе был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего».

– Защити, дорогой Братец! – говорят слушатели, – а Братец читает дальше:

– «Но он долгое время не хотел. А после сказал сам в себе: хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать мне. И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных своих, вопиющих к нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? Сказываю вам, что подаст им защиту вскоре. Но Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле».

– Прости!

– Для пояснения этих слов я сделаю маленькое сравнение. Наша церковь есть собрание верующих. Многие из них подобны вдове, о которой говорит Христос, потому что они, как эта вдова, плачут о своей нужде и скорбях; а другие смеются над ними и не хотят защитить их, – таковые подобны неправедному судье, о котором говорит Христос, таковые и сами суть неправедные судьи. Они говорят: «вот такой-то неудачник, такой-то не умеет жить с семьей, такой-то не умет торговать, такой-то не умеет возделывать землю, и оттого у всех их много слез и скорбей». Такими словами эти неправедные судьи отталкивают от себя всех этих плачущих, как вдову.

Но если мы будем вопиять к Богу день и ночь, то Господь скоро пошлет нам защиту, и эти неправедные судьи будут любить и защищать нас и сами сделаются нашими защитниками и друзьями.

– Спасибо!

– Но мы не вопияли к Богу и не просили Его о помощи, потому что слово Христово не вмещалось в нас и мы не верили в него. Если же в нас будет вера в слово Христа, то по вере горы будут переставляться, тем более пьяницы переставляться в трезвых, развратные – в честных.

И если у нас будет такая сильная вера, то и молитва наша будет услышана, хотя бы Господь и медлил нам отвечать.

Если Господь не сейчас отвечает на нашу молитву, то это не значит, что Он не слышит нашей молитвы и не хочет отвечать на нее. Господь медлит для того, чтобы проверить, как сильна вера в нас, и тем еще более укрепить ее.

Ведь если ты служишь у какого-нибудь господина, то ты месяцами и годами ожидаешь от него жалованья; а пред Богом не хочешь подождать даже неделю. Если земной хозяин не отказывает тебе, то тем более Отец небесный не откажет тебе в просимом у Него.

– Спасибо! – говорят слушатели и поют: «Царю небесный».

После пения Братец читает дальше:

– «Сказал Спаситель еще следующую притчу: два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из в сего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаза на небо, но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» – по Писанию.

Из этого мы видим, что те, которые соблюдают все заповеди и говорят: «я все соблюл», делаются гордыми.

Но те, которых мучают грехи, те стучат себя в грудь и говорят: «зачем я так сделал?» и пред всеми они себя унижают. Таковых-то Бог и оправдывает, т. е. очищает от пороков и преступлений, и они говорят: «были пьяницы, а теперь стали трезвы; занимались воровством, а теперь занимаемся честным трудом; были развратники, а теперь любим свою семью». Эти пошли оправданными в свой дом.

– Спасибо!

– А кто говорит подобно евангельскому юноше: «я все заповеди соблюл», того трудно спасти, потому что он не верит в силу Божию, проявленную на мытарях, которых Господь очистил, как храм для молитвы.

Все знают и сама церковь дает понять, что если пес войдет в храм, то этот храм нужно освящать. Тем более надо освящать наш храм телесный, храм нерукотворенный, в который входят псы и свиньи и всякия нечистыя животныя, и человек живет, как скотина.

– Верно! – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– И потому необходимо освящать такия храмы от всякой нечистоты словами Евангелия, словами пророков, словами отцов церкви.

– Помолись!

– И тогда оправданные пойдут в дом свой.

– Спасибо! – говорят слушатели и поют: «Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко».

________________

 

После пения Братец говорит:

– Еще напомню вам…

– Напомни.

– Послание апостола Павла к Титу.

– К нам.

Сказав это, Братец стал читать первую главу послания к Титу, с 10-го стиха: «Ибо есть много непокорных, пустословов и обманщиков, особенно из обрезанных, каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти».

– Прости! – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Они пустословы, а не богословы, они подобны фарисею, гордившемуся своею святостью. Таковые развращают целые дома, учат тому, чему Бог не учил. Они учат смехотворству и всякому непотребству.

– Прости!

– А ты скажи ему слова пророков, Христа и апостолов – и ему совестно и стыдно будет, и он перестанет пустословить и тем заградишь его уста.

Далее читаем: «Из них же самиходин стихотворец сказал: критяне всегда лжецы, злые звери, утробы ленивыя».

– Прости! – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– «Свидетельство это справедливо. По сей причине обличай их строго, дабы они были здравы в вере, не внимая иудейским басням и постановлениям людей, отвращающихся от истины».

Это апостол Павел пишет Титу.

– Нам, – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Мы не интересуемся словами Евангелия и апостола Павла и потому не можем обличать и заграждать уста пустословам.

– Прости! – говорят слушатели.

– Далее читаем: «Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистаго, но осквернен ум их и совесть. Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и неспособны ни к какому доброму делу».

Они словами знают Бога, а делами отрекаются от Него. Они – пустословы. Но кто проявляет в своей жизни учение Бога, тот своим примером и в другом утверждает веру в Бога и приводит его к покаянию.

Это говорит апостол Павел Титу.

– Нам.

– Он говорит для того, чтобы покорить людей  истине. Но теперь сколько людей покорились лжи, смехотворцу и баснословию! А почему это? Потому что нас мало завлекали учением Христа. Но если нам будут внушать учение Христа, тогда мы будем со здравым смыслом Евангелия.

И все запели: «Верую во единаго Бога».

После пения Братец говорит:

– Вот я напомнил вам.

– Спасибо!

– О том, о чем учил Христос о том, что всегда должно молиться и не унывать. А молиться нужно не для себя только, но и для других, для народа. Ведь если мы чего просим у кого-нибудь только для себя, то нам неохотно дают, а если мы просим для других, то дают с охотой. Так и Господь не откажет тебе в просимом, если ты будешь просить для других. Всегда  Господь слышал и будет слышать таковых. Потому Он и заповедал молиться друг за друга. И если ты будешь молиться за других, то Господь исцелит и тебя и тех, за кого ты будешь молиться и даст тебе и им все необходимое.

Ныне неделя о мытаре и фарисее. Все знают, что Господь похвалил мытаря за то, что он смирился и, ударяя себя в грудь, просил Господа простить его грехи. Но мы не смиряемся и не стучим себя в грудь подобно мытарю. Мы похожи на гордаго фарисея и потому не идем оправданными в дом свой.

– Прости! Помолись! – говорят слушатели и, по указанию Братца, поют: «Боже, милостив буди мне грешному» (три раза), «Пресвятая Троице, помилуй нас: Господи, очисти грехи нашя: Владыко, прости беззакония наша: Святый, посети и исцели немощи нашя имене Твоего ради» и еще: «Боже, милостив буди мне грешному» (три раза).

Во время этого пения, протяжнаго и трогательнаго, слышится плач среди слушателей.

После пения Братец говорит:

– Спасибо!

– Спасибо! – говорят слушатели.

– Вы в первый раз, – говорит Братец, – пели это и так стройно спели, потому что прислушивались к голосу других. Если мы всегда будем вслушиваться в тон голоса, то будем хорошими певцами. Также если мы будем вслушиваться в слова Христа, то будем хорошими проповедниками и пойдем оправданными в дом свой. По нотам учиться трудно, а простым тоном всякий легко может научиться. Об этом моя забота – как бы вас научить простому пению и притом пению таких песен, которыя, как «Боже, милостив» и «Пресвятая Троице», всякий знает.

Мытарь пошел оправданным в дом свой. Если и мы будем подражать ему с такою ревностью, с таким покаянием, то Господь и нас оправдает.

– Спасибо!

вдруг в это время какая-то женщина закричала истерически, – и Братец громко воскликнул:

– Именем Господа Иисуса Христа повелеваю тебе замолчать.

Женщина, покричав еще немного, потом затихла.

__________________

 

Затем Братец говорит:

– Еще напомню вам…

– Напомни.

– О библейских Рехавитовых трезвенниках.

Сказав это, Братец стал читать 35-ую главу книги пророка Иеремии:

– «И было слово к Иеремии от Господа: иди в дом Рехавитов, т. е. в дом трезвенников и поговори с ними, и приведи их в дом Господень, и дай им пить вина. И взял пророк Иеремия всех своих сыновей и весь дом Рехавитов и привел их в дом Господень, и поставил перед сынами дома Рехавитов полныя чаши вина и стаканы и сказал им: «пейте вино». Но они сказали: «мы вина не пьем», т. е.   мы трезвенники Рехавитовы».

– И мы не пьем, мы трезвенники Братца Иоанна, – говорят слушатели, – а Братец продолжает читать:

– «Отец наш Ионадав дал нам заповедь, сказав: не пейте вина ни вы, ни дети ваши во веки».

– Братец дал нам такую же заповедь, – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Значит, и тогда были трезвенники; и тогда над ними смеялись; и тогда Господь послал пророка Иеремию, чтобы испытать трезвенников, будут ли они пить, но они сказали: «мы вина не пьем».

– Не пьем, – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– «И мы послушались голоса Ионадава…

– Братца дорогого, – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– «Сына Рехавова, отца нашего, во всем, что он завещал нам, чтобы не пить вина во все дни наши, – мы и жены наши, и сыновья наши и дочери наши, – и во всем мы слушаемся и делаем все, что заповедал нам Ионадав, отец наш».

– Братец дорогой, – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– И было слово Господне к Иеремии.

– К нам, – говорят слушатели, – а Братец читает:

– «Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: иди и скажи мужам Иуды и жителям Иерусалима: вот смотрите: слова Ионадава, сына Рехавова, который завещал сыновьям своим не пить вина, выполняются этими трезвенниками, – и они не пьют до сего дня, потому что слушаются завещания отца своего; а Я непрестанно говорил вам, иудеи, говорил с ранняго утра, – и вы не послушались меня и пьете».

– Верно! – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Тогда Реховитовы трезвенники не пили вина, а иудеи позволяли себя выписать и посмеивались над Рехавитовыми трезвенниками.

– Далее говорит пророк иудеям: «Я посылал к вам всех рабов Моих, пророков, посыла с ранняго утра и говорил: обратитесь каждый от злаго пути своего и исправьте поведение ваше и не ходите вослед иных богов, чтобы служить им, – и будете жить на этой земле, которую Я дал вам и отцам вашим; но вы не приклонили уха своего и не послушались Меня и не хотели трезвиться».

– Прости! – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Господь поставил иудеям в пример Рехавитовых трезвенников за то, что они слушались своего отца Ионадава, а иудеи не слушались пророков и смеялись над Рехавитовыми трезвенниками, что они вина не пьют.

Далее говорит пророк: «Так как сыновья Ионадава, сына Рехавова, выполняют заповедь отца своего и не пьют, а иудеи не слушаются и пьют и говорят: «нам выпить не грех», то посему так говорит Господь: вот, Я наведу на Иудею и на всех жителей Иерусалима все то зло, которое Я изрек на них, потому что Я говорил им, а они не слушались, и научились пить вино даже при доме Господнем. А дому Рехавитов сказал Иеремия: так говорит Господь Бог: за то, что вы послушались завещания Ионадава, отца вашего, и храните все заповеди его и во всем поступаете, как он завещал вам и вы не пьете вина, – за то, – сказал Господь и доныне говорит трезвенникам: – не отнимается у Ионадава муж, стоящий пред лицеем Моим во все дни и во веки».

– Дай, Господи! – говорят слушатели, – а Братец прибавляет:

– На вас благословение Господне за трезвость!

– Спасибо!

– И у вас не будет ни нужды, ни болезней, ни печали.

– Спасибо!

– Для чего это написано? Для того, чтобы мы прочитали и сказали: «да это было и тогда: и тогда были трезвенники, и тогда Господь испытывал их».

И теперь есть трезвенники, и теперь Господь посылает им испытание. Не хотел бы человек пить, а угощает его чиновный, сановный господин, и он, не имея веры в Бога, не может отказаться и напивается. И вот идет он пьяненький домой, а жена видит его пьянаго и ругает: «муж мой опять напился». А он в свое оправдание говорит ей: «молчи, молчи, жена: ведь ты не знаешь, с кем я выпил! со старостой». И жена успокаивается ради старосты. И вот человек сначала привыкает вести пьяную компанию со старостой, с чиновным, или с каким сановным, а потом, когда привыкнет, пьянствует со всяким проходящим и ему тогда уже трудно отстать от бесовскаго сообщества.

Для чего это написано? Для того, чтобы испытать крепость нашей трезвости. Раз Рехавитовы трезвенники отказались пить вино даже с пророком, то они, будучи испытанными, останутся на всю жизнь трезвыми, как это, действительно, и было. А потому пророк и сказал им: «во вся дни и во веки на вас благословение Господа».

– Спасибо! – говорят слушатели и поют: «Отверзу уста моя».

__________________

 

После пения Братец говорит:

– Еще напомню вам…

– Напомни.

– Житие равноапостольной Нины, празднуемой 14-го января.

Сказав это, Братец стал читать из книги «Жития святых, изложенныя по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовскаго», за январь, на 467–469 страницах, следующее:

– Однажды близкий родственник персидскаго царя, человек ученый и ревностный последователь религии Зороастра, пришел к грузинскому царю, Мириану, и спустя некоторое время, впал в тяжелый недуг беснования. Боясь гнева персидскаго царя, Марианн тайно умолял чрез послов святую Нину, чтобы она пришла и исцелила персидскаго царевича. Она приказала привести больного к кедру, который был посредине царскаго сада, поставила его лицом к востоку с поднятыми вверх руками и велела три раза повторить: «отрекаюсь от тебя, сатана, и предаю себя Христу, Сыну Божию». когда бесноватый сказал это, тотчас дух, потрясши, повалил его на землю, как Мертваго; однако, не будучи в силах противостоять молитвам святой девы, вышел из больного».

«Царевич же, по выздоровлении уверовал во Христа и возвратился в свою страну христианином. Последняго Мириан испугался более, чем если бы этот царевич умер, ибо он боялся гнева персидскаго царя, который был огнепоклонником. Он стал грозить предать смерти святую Нину за то, что она исцелила царевича».

«Обуреваемый такими помыслами, царь Мириан однажды отправился в Мухранские леса, чтобы разсеяться охотою. Беседуя там со своими спутниками, он говорил: «мы навлекли на себя страшный гнев своих богов за то, что дозволили чародеям-христианам проповедывать веру их в нашей земле». Мириан считал Нину и всех христиан колдунами – волшебниками за исцеления и говорил со гневом: «скоро я истреблю мечем всех этих христианских волшебников. Я прикажу отречься от Христа даже и своей жене – царице; если же она не послушает, погублю и ее вместе с прочими христианами».

«С такими словами царь поднялся на вершину обрывистой горы Тхоти. И вдруг внезапно светлый день обратился в непроглядную тьму, и поднялась буря; блеск молнии ослепил глаза царя, гром разсеял всех спутников его. В отчаянии царь стал взывать о помощи к богам своим, но они не подавали голоса и не слышали. Почувствовав над собою карающую руку Бога Живого, царь возввал: «Боже Нины! разсей мрак пред очами моими и я исповедаю и прославлю имя Твое!».

Несчастье заставило царя прославлять Бога. Так и нас только несчастья могут заставить искать Бога.

Далее читаем: «И тотчас стало светло вокруг, и буря стихла. Изумляясь такой силе одного лишь имени Христова, царь обратился лицом к востоку, поднял руки свои к небу и со слезами взывал: «Боже! Котораго проповедует раба Твоя Нина!».

– Братец, – говорят слушатели, – а Братец читает дальше:

– «Ты один по истине Бог над всеми богами. И вот ныне я вижу великую Твою благодать ко мне, и мое сердце чувствует отраду, утешение и близость Твою ко мне. Боже благословенный! на сем месте я воздвигну древо креста, чтобы на вечное время было памятно явленное Тобою мне ныне знамение!».

Без скорби, болезней и несчастий царь не уверовал бы. Правда, в болезнях люди часто обращаются к лекарствам и чрез них иногда вылечиваются, но от зла лекарствами они не вылечатся. Поэтому есть разница между лечениями от лекарств и исцелениями от молитвы. Если человек вылечится от лекарства, то он остается с такими же злыми и гордыми привычками, какия у него и до того были. Но если он исцелится чрез веру молитвой, то у такового будет страх Божий и он скажет: «не буду больше грешить, а то Господь опять накажет меня такими же болезнями или несчастиями».

Далее читаем: «Когда царь возвращался в столицу и шел по улицам города, он громко восклицал: «православные, все люди, Бога Нины».

– Бога Братцева, – говорят слушатели, – а Братец читает еще:

– Прославьте Бога Нины, Христа, ибо Он – Бог вечный, и Ему единому подобает всякая слава во веки!

«И царь стал искать святую Нину и спрашивал: «где та странница, Бог которой – мой избавитель?». Святая совершала в это время вечерния молитвы в своей палатке. Царь и вышедшая на встречу ему царица, сопровождаемые множеством народа, пришли к этой палатке и, увидев святую, припали к ногам ея, причем царь воскликнул: «О, мать моя, научи меня!».

– Научи! – восклицают слушатели, а Братец продолжает читать:

– «И сделать меня достойным призывать имя великаго Бога твоего, моего Создателя!»

Царь просил Нину научить его верить во Христа. А раньше, когда он слыхал о чудесах, творимых Ниною во имя Христово, то он называл это волшебством, колдовством, чародейством. А когда настигли его гром и молния, то он другое запел. А разве мало и теперь громов и молний потрясают людей? Но они не ищут Бога, потому что никто не учит их. А если бы у них была святая Нина, то они в своих несчастиях обратились бы чрез нее к Богу.

Для чего это написано? Для того, чтоб мы научились у Нины просить Бога в своих несчастиях.

– Далее читаем: «В ответ царю из очей святой Нины потекли неудержимыя слезы радости. При виде ея слез, заплакали царь и царица, а вслед за ними громко зарыдал и весь собравшийся там народ».

«Свидетельница, а впоследствии и описательница этого события, Синодия говорит: «каждый раз, когда я вспоминаю об этих священных минутах, слезы духовной радости невольно льются из моих очей».

Вот что Бог сотворил с царем Мирианом.

И в настоящее время если бы не было нужды, болезней и несчастий, никто не пришел бы сюда.

Но если ты исцелился от болезни и избавился от нужды и печали, то смотри, иди и впредь не греши, чтобы с тобою не случилось еще худшее. Раз ты дал обет пред Богом, то не изменяй ему, и Господь всегда будет твоим помощником.

– Спасибо! – говорят слушатели и поют: «Твоя песнословцы, Богородице!»

_______________

 

После пения Братец говорит:

– В заключение еще напомню вам…

– Напомни.

– Житие Иоанна Кушника, празднуемаго ныне, который оставил отца и мать и все родительское богатство, возлюбил Евангелие, последовал Христу и нас научил следовать Ему.

Сказание о его жизни большое, но я вкратце изложу его, чтобы и нам научиться служить Христу.

Сказав это, Братец стал читать из той же книги, на 493–503 страницах, следующее:

– Иоанн, желая жить по Евангелию, стал просить своих родителей приобрести для него список Евангелия, чтобы учась в нем словам Христовым, научиться совершать и дела, угодныя Христу. Родители весьма порадовались при виде такого усердия сына к Божественному Писанию. Они тотчас наняли искуснаго писца, чтобы тот изготовил красивый список Евангелия, и, когда он изготовил, подарили его Иоанну. Приняв святую книгу, Иоанн стал усердно читать ее, сердце его услаждалось словами Христовыми, и он, возгораясь со дня на день все большею любовью к Богу, с нетерпением ждал одного инока, который, идя в Иерусалим, зашел к нему и обещался вторично зайти к нему на обратном пути и взять его с собой в тот монастырь, в котором он сам жил».

«По прошествии долгаго времени, инок тот возвратился и был встречен Иоанном с великой радостью. «Вот сын мой, – сказал инок, – я возвратился, как обещал, и, если хочешь возьму тебя с собою в монастырь».

– Возьми, – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Тогда ходили по монастырям не для того, чтобы душу свою спасать, но для того, чтобы призывать людей на подвиг Христов. А мы ходим по святым местам не для того, чтобы кого обратить ко Христу, а для того, чтобы свою душу спасти, но Господь научил нас жить для других. Прежде люди ходили по монастырям и другим святым местам для того, чтобы ловить людей и исцелять их от болезней и избавлять от всякаго зла. Так и этот инок уловил Иоанна словами Евангелия и Иоанн согласился идти с ним в монастырь.

«Тогда Иоанн сказал своей матери: «хочу просить у вас, матушка, одной милости, да не смею» – «Проси, чего хочешь, сын мой», – отвечала мать. – «Все товарищи мои по учению, – сказал Иоанн, – не один раз и не два, но многократно звали меня к себе в гости, я же ни разу не позвал их к себе и не отплатил им за гостеприимство; мне стыдно пред ними, и я уже не могу ходить от стыда в училище. Прошу вас дайте мне столько денег, сколько нужно было бы для угощения моих товарищей». Она сказала своему мужу и он дал ему сто златиц».

Для чего? Для того, чтобы повеселиться в гостинице. Если бы Иоанн спросил денег для божественнаго дела, то его отец, пожалуй, отказал бы ему; а так как он просил денег для веселья в гостинице, то отец не отказал.

Так и теперь многие родители часто водят своих детей, сыновей и дочерей, в гостиницы, и там дети сами научаются пьянству и разврату, а потому таковыя часто и покушаются на самоубийство.

Далее читаем: «Иоанн, взяв деньги и приставленнаго к нему отцом слугу, с радостью пошел на морской берег, говоря: «поищем хорошей рыбы». Когда они подошли к кораблю, он послал слугу в училище с словами: «пойди, посмотри, собираются ли товарищи, и потом снова возвратись ко мне». По уходе слуги, Иоанн поднялся с иноком на корабль; вручив корабельщику плату, они отплыли от берега и пустились в путь. Иоанн взял с собою и Евангелие, подаренное ему родителями, и утешался в дороге чтением его».

«Прибыв в монастырь, Иоанн прожил в нем шесть лет. И вот возстал на него враг и ненавистник всякаго добра – Диавол. Он пробудил в нем мысль о родителях и заставил сердце его мучиться жалостию к ним при воспоминании о великой любви к нему отца и матери. Он стал внушать Иоанну такия мысли: «что-то теперь делают без тебя твои родители? как они скорбтя, печалятся и плачут о тебе, так как ты ушел из дому без ведома их! – плачет отец, рыдает мать, скорбят братья, жалеют о тебе родные и знакомые, в горе из-за тебя весь дом отца твоего». Еще лукавый приводил ему на память богатство и славу родителей, почести, которыя имеют братья его, и разныя другие суетныя блага земныя. Он смущал его такими помыслами непрерывно и днем, и ночью, так что Иоанн, наконец, крайне ослабел телесными силами и был едва жив».

Если Диавол не поймал Иоанна на удочку трактирную, то он возбудил в нем любовь к родителям. Поэтому Христос и говорит: «кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня» (Матф. 10, 37). Люби Евангелие больше всех людей, больше отца и матери и проповедуй им его, и они сделаются евангелистами, и тогда спасутся родители, спасутся братья, спасется жена, спасутся дети.

Далее читаем: «Игумен, видя, как Иоанн с каждым днем слабеет, сказал ему: «не говорил ли я тебе, сын мой, что Бог не требует от рабов своих неумереннаго труда, но хочет, чтобы каждый служил Ему, во славу Его святого имени по своим силам. Ты, сын мой, не послушал меня в свое время, и вот теперь уже изнемог от неумереннаго поста и непосильных трудов». – «Не пост изсушил меня, отец мой, – отвечал Иоанн, – и не труды изнурили меня, но помыслы, внушаемые лукавым, мучают меня и днем и ночью в течение уже долгаго времени». При этом Иоанн признался игумену в своих помыслах о родителях и доме».

А потому я и говорю: горе тому, кто ревнует об отце и матери больше, нежели о слове Божием. Если бы я ревновал больше о своих родных, нежели о слове Евангелия, то вы не пришли бы ко мне и не было бы у меня стольких тысяч братьев и сестер, трезвых во Христе.

Далее читаем: «И сказал игумен Иоанну: «Иди, сын мой, домой во имя Отца и Сына и Святаго Духа и Господь наш Иисус Христос да сопутствует тебе и да управит путь твой по Своей воле».

– Помолись! – говорят слушатели, – а Братец читает дальше:

– «Когда Иоанн пришел в Царьград, в котором жили его родители, и подошел к дверям их дома, то стал молиться такими словами:

«Господи Иисусе Христе! вот дом отца моего, видеть который я так желал. Молю Тебя, Владыка, даруй мне свыше помощь и силу победить диавольское искушение, не попусти его торжества надо мной и моего падения, но дай мне доблестно окончить на этом месте жизнь свою по Евангелию».

– Дай, Господи! – говорят слушатели, – а Братец поясняет:

– Диавол на удочку ловил Иоанна, но не поймал: Господь не допустил.

Далее читаем: «Однажды мать Иоанна, выйдя из дому, увидела этого нищаго лежащим в куче навоза в своих лохмотьях. Это показалось ей настолько отвратительны, что она сказала слугам: оттащите прочь отсюда этого противнаго человека, так как я не могу ходить сюда, пока вижу, что  он здесь лежит».

Так и теперь говорят: лучше буду платить деньги за содержание своего дитяти-калеки, лишь бы только мне не видеть его страданий.

Далее читаем: «Тогда Иоанн сказал своей матери: «умоляю тебя, госпожа, чтобы ты распорядилась, по смерти моей, похоронить меня на том месте, где стоит моя палатка. Не позволяй прикрывать меня никакими другими одеждами, кроме этих лохмотьев, которыя сейчас на мне, так как я не стою более почетнаго места и лучшей одежды». После этого он вынул из-за пазухи Евангелие и, подавая ей, сказал: «пусть это будет теше утешением в настоящей жизни и добрым путем в вечность тебе и твоему мужу, моему господину».

– Спасибо! – говорят слушатели, – а Братец продолжает читать:

– «Взяв Евангелие, она стала разсматривать его, обращая к себе то той, то другой стороной, и думая про себя: «как это Евангелие похоже на то, которое господин мой переплел для нашего сына!».

– Похоже! – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– «Потом она пошла и показала это Евангелие своему мужу. Тот признал его и сказал: «Это, действительно, то самое Евангелие, которое мы подарили нашему возлюбленному сыну, а не другое, пойдем и спросим: откуда оно у него, и не знает ли он чего-либо о нашем сыне Иоанне». Родители пришли к нему вдвоем и стали ему говорить: «заклинаем тебя, скажи нам, откуда ты взял это Евангелие?».

– От Братца, – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– «И скажи, где наш сын Иоанн?». Будучи не в силах скрывать более муку своего сердца и удерживаться от слез, он отвечал: «Я – ваш сын Иоанн, и это – то самое Евангелие, которое вы мне подарили; правда, я виноват в причинении вам скорби, но подаренное мне вами Евангелие научило меня любить Христа и терпеливо нести Его благое иго и следовать за Христом».

– Дай, Господи!

– Для чего это написано? Для того, чтобы мы полюбили Евангелие, как самое драгоценное сокровище и чрез Евангелие избавились бы от болезни, нужды и печали.

И только чрез Евангелие мы можем соединиться со Христом на пользу себе и человечеству.

– Спасибо!

В заключение прошу вас не волноваться и стоять на месте; а желающие могут получить от древесных плодов – яблочек в честь моего ангела. Поздравляю и вас с ангелом.

– Спасибо!

– И ангел поможет вам в вашей жизни. Ангел Рафаил сопутствовал Товии и помогал ему во всех делах его, и нам тот же ангел – скорый помощник в делах наших.

– Спасибо! – говорят слушатели.

После этого Братец сходит с кафедры, подходит к иконам и поет со всеми слушателями: «Богородице, Дево, радуйся!»

После пения Братец, по обыкновению, читает несколько молитв. Сначала он читает: «Иже на всякое время и на всякий час, на небеси и на земли поклоняемый и славимый, Христе Боже»…

После этой молитвы слушатели, по указанию Братца, поют: «Небесных воинств архистратизи, молим вас присно мы недостойнии, да вашими молитвами оградите нас кровом крил невещественныя вашея славы»…

Потом Братец читает еще следующия молитвы:

1) «Господи Святый, Иже в вышних живый и всевидящим Твоим оком презираяй на всю тварь, Тебе приклонихом выю души и телесе и Тебе молимся, Святый святых: простри руку Твою невидимую от святаго жилища Твоего и благослови вся ны: и аще что к Тебе согрешихом волею и неволею, яко благ и человеколюбец Бог прости, даруяй нам и мирная благая Твоя»…

2) «Огради нас, Господи, силою честнаго и животворящаго Твоего креста и сохрани нас от всякаго зла. Огради нас, Господи, силою честнаго и животворящаго Твоего креста и сохрани нас от нужды и печали».

3) «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу».

и 4) «Благослови, Господи», благостию Твоею».

– Спасибо! – говорят слушатели.

После этого Братец подходит к священнику, который благословляет его и целуется с ним.

Затем Братец вновь поворачивается лицом к слушателям и, стоя у икон, начинает раздавать им крымския, румяныя яблоки. Получая яблоко, каждый слушатель целует руку Братца.

Беседа продолжается от 4 час. 30 мин. до 6 час., а раздача яблок от 6 час. до 7 час. 20 мин. Всего подошло к Братцу за яблоками 2264 человека. Многие из них не могли поместиться в зале и, несмотря на мороз, стояли вовремя беседы на дворе и вошли в зал только после беседы для того, чтобы получить и себе по яблоку.

 

____________________

 

После раздачи яблок Братец ушел к себе в свою, находящуюся рядом с залой, квартиру, а сорок пять швейцаров в особых мундирах начали разставлять в зале столы для чая и скамьи. К чаю осталось человек 300 – мужчин и женщин.

Усевшись на скамьи, они запели следующий стих; посвященный Братцу и составленный одним из последователей Братца, Саввой Хрущевым, в 1909 году:

 

              Как солнце златыми лучами

  Свой путь озаряя земной,

  Явился учитель меж нами –

  Братец Иоанн дорогой.

              Он речью своей вдохновенной

  На подвиг Христов призывал –

  И пьянство, и ложь, и пороки

  В погибших людях обличал.

              Он видел, как сильно страдает

  Наш бедный, несчастный народ,

  Как в пьянстве и зле погибает

  И водку несчастную пьет.

              Он слышал и вопли и стоны

  Голодных несчастных детей;

  Он видел бродящих, как тени,

  Погибших от пьянства людей.

              И пьянство широкой волною

  Наш край затопило родной, –

  И слезно скорбел и молился

  Братец Иоанн дорогой.

              Проповедь Братца Иоанна,

  Как горний источник, лилась,

  И слава от края до края

  О нем меж людей разошлась.

              И масса народу стекалась

  Послушать беседы святой,

  И с миром домой возвращалась

  С воскресшей от пьянства душой.

              Трудись же на пользу народа,

  На пользу отчизны святой,

  И здравствуй на многия лета,

  Братец Иоанн дорогой!

Затем также было пропето несколько раз: «Многая лета Братцу дорогому».

Во время пения «Многая лета», в 8 часов вечера, Братец вновь вошел в зал, и все вставши приветствовали его восклицанием: «с ангелом», а потом запели: «Слава в вышних Богу, слава в вышних Богу, и на земле мир, и на земле мир!» и вновь: «Многая лета Братцу дорогому» и «Слава в вышних Богу, слава в вышних Богу, и на земле мир, и на земле мир!».

После пения Братец сказал:

– Надеюсь, что у нас будет мир. Если худые примеры прививаются, то я надеюсь, что привьются и добрые примеры. А из примера вашей трезвой жизни можно видеть, что  трезвость более и более возрастает и память о вашей трезвой жизни будет переходить из рода в род, как и о Рехавитовых трезвенниках.

– Спасибо! – говорят слушатели и, по приглашению Братца, садятся за столы, уставленныя стаканами и чашками с чаем и тарелками с сахаром и булками. Братец также садится в конце ряда столов и говорит:

– Сегодня у меня великий праздник, и вы мне доставили много утешения. К сожалению, не все из вас могли вместиться в зал и многим пришлось остаться на дворе и стоять во время беседы на вьюге при 10-градусном морозе. Так страдать могут люди только по вере, но принудительно никто не может заставить их так стоять и страдать.

– У казенки дольше стояли, – говорят некоторые слушатели.

– Таковым верующим, – говорит Братец, – в утешения я могу сказать только одно: если они по вере пришли, то ни мороз, ни огонь не может повредить им ради их веры.

Когда Братец выпил стакан чаю, то один из собеседников сказал ему:

– Выпей еще за нас.

– Мы можем пить, – говорит Братец, – только каждый за себя, ради своего чрева, а за людей пить безразсудно. Мы можем только молиться за людей.

– Спасибо! – говорят слушатели.

– А для того, чтобы наша молитва, – говорит Братец, – имела силу, мы должны не только молиться за других, но и страдать за молитву. Тогда только и будет услышана молитва, как и молитва всех мучеников. Все мученики и пророки страдали и говорили о себе: «мы ничто», и Господь помогал им и прославлял их за то, что они молились и страдали за других.

Затем Братец предлагает спеть «Песнь апостолу Иоанну Богослову». И все поют:

              О великий, о прекрасный,

  Ангел Бога и Отца!

  О апостол громогласный

  Сына – вечнаго Творца!

              Заведея, Соломии

  Сын любимый Иоанн!

  Сладкозвучный, несравнимый

  Духа Божия орган!

              Воанергес нареченный

  При избрании своем

  В проповедники вселенной

  И в учении своем.

              Образ чистый ты Владыки,

  Целомудрия венец

  И наставник превеликий

  Бога любящих сердец.

              Богослов, Христом избранный,

  Возгремевший, как труба,

  Громогласно, православно,

  Что есть Бог всему судьба.

              Что Он альфа и Омега,

  И начаток и конец;

  Что белей Он, чище снега,

  Краше солнца и планет.

              Что судья Он всей вселенной,

  Что и Агнец Он, и Лев,

  Поражающий надменных,

  Что жених Он чистых дев.

              Что судить придет нас грешных.

  Он разделит всех тогда:

  Козлищ бросит в ад кромешный

  И оставит навсегда.

              Агнцев кротких и смиренных

  Сам ведет к Себе в покой,

  Где лишь радость соблюдена,

  Нет болезни никакой.

              «Придите, мои други,

  Скажет кроткий им Отец,

  Вот вам рай – небесны круги,

  Здесь почийте, наконец».

              Но ты, чудный Богослове!

  Заступив за нас тогда

  Заступись за нас пред Словом

  И избавь нас от суда!

После пения Братец говорит:

– Из все апостолов Иоанн Богослов имел любви более других. Но насколько много в нем было любви, настолько он был и грозен, почему он в одном месте своего Откровения (гл. 2, ст. 2 и 5) и говорит: «вот есть такие, которые называют себя апостолами, а Я нашел, что они лжецы; и ты оставил первую любовь твою. Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и твори прежния дела: а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его. Покайся!»

– Грешны!

– Но у нас бывает одна только угроза, а любви нет. Такая угроза без любви не имеет силы. А иногда мы впадаем в другую крайность: иногда мы стараемся льстить людям. Но разве можно лестью услужить людям?

Вот для того-то и написано Писание, чтобы мы жили по нему, как апостолы и отцы церкви.

– Как Братец дорогой, – говорят слушатели и по указанию Братца поют две молитвы:

1) «С нами Бог, разумейте, языцы, и покаряйтеся: яко с нами Бог. Услышите до последних земли: яко с нами Бог. Могущии, покаряйтеся: яко с нами Бог».

и 2) Тропарь Иоанну Лествичнику: «Пустынный житель и в телеси Ангел и чудотворец явился еси, Богоносе отче наш Иоанне: постом, бдением, молитвою небесныя дарования приим, исцеляеши недужныя и душы верою притекающих ти. Слава Давшему ти крепость, слава Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления».

После пения слушатели, имея в виду последния слова второй молитвы, говорят:

– Спасибо, дорогой Братец, и мы получили исцеления.

И затем поют: «Богородице, Дево, радуйся»…

После пения Братец читает вышеприведенныя молитвы:

«Огради нас, Господи».., «Слава Отцу»… и «Благослови, Господи благостию Твоею».

– Спасибо! – говорят слушатели.

– С ангелом! – говорит Братец, – всем известно, что я долгими молитвами никогда не обременял вас. Я читаю: «Огради нас, Господи, силою честнаго и животворящаго Твоего креста и сохрани нас от всякаго зла. Огради нас, Господи, силою честнаго и животворящаго Твоего креста и сохрани нас от нужды и печали». И такой краткой молитвой я избавился от злых, от нужды и печали, как вы и видите. Так же если и вы верите, то и вас избавит Господь от всякаго зла, от нужды и печали.

– Спасибо, дорогой Братец, избавились по твоим молитвам, – говорят слушатели и поют: «С нами Бог, разумейте, языцы»…

Потом, по предложению Братца, слушатели поют следующую духовно-воинственную песнь:

              Все вы, братия, смотрите:

  С неба даден нам сигнал.

  В новые полки грядите,

  Нас Господь на страх послал.

              Крепость Мою не сдавайте,

  Скоро, скоро Я прийду,

  Вы на небо отвечайте:

  Не сдадимся мы врагу.

              Вот идут полки чужие,

  Они страшно нам грозят.

  Братья падают родные;

  Вы старайтесь их поднять.

              Знамя выше поднимите

  И все слушайте трубу,

  Смело, дружно все бегите

  Вы на Божию войну.

              Длится бой, полки чижие.

  Помощь нам весьма близка.

  Не сдаются, не робеют,

  Идут войны за Христа.

              Вот идет Господь к нам с неба,

  Легионы идут с Ним.

  С Ним и радость и победа.

  Славу Богу воздадим.

              День Христа к нам наступает,

  Издали нам виден свет,

  И всех спящих пробуждает

  Ныне радостный разсвет.

              Призыв слыша, все мужайтесь,

  Меч духовный обнажив,

  Вы за Господа сражайтесь,

  Шлем спасенья возложив.

              Беги вперед не унывая,

  Не боясь козней врага,

  На Начальника взирая.

  Нам победа дорога.

              Вождь – Христос и в битвах бранных

  Смелость в сердце сохраним.

  Легион идет избранных

  Сам Христос их победил.

              При всех поднятых знаменах

  Проходите все места,

  Пойте громко все вы, братья,

  Мир весь царством стал Христа.

Затем, по предложению Братца, слушатели поют еще следующия молитвы:

1) «С нами Бог, разумейте, языцы»…

2) «Всемирную славу от человек прозябшую, и владыку родшую, небесную дверь воспоим Марию Деву, безплотных песнь, и верных удобрение: сия боя вися небо и храм Божества: сия преграждение вражды разрушивши, мир введе и Царствие отверзе. Сию убо имущее веры утверждение, поборника имамы из нея рождшагося Господа. Дерзайте убо, дерзайте, людие Божии: ибо Той победит враги, яко всесилен».

и 3) «С нами Бог, разумейте, языцы»…

После пения этих молитв Братец ушел в свою квартиру – и слушатели стали расходиться по домам.

Было 9 час. вечера.

 

 

Вот чем утверждалась святая Церковь. Поэтому святой Василий Великий и считается столпом Церкви.

Если и в настоящее время мы будем ходить в храмы не для одних только поклонов, Нои для того, чтобы спрашивать, разсуждать и беседовать о слове Божием, тогда мы будем полезными себе, людям и всему человечеству.

– Спасибо! – говорят слушатели и поют: «Отверзу уста моя».

 

__________________

 

После пения Братец говорит:

– Еще напомню вам…

– Напомни.

– Напомню еще другой случай из жизни Василия Великаго, для того чтобы утвердить веру и по вере жизнь.

Сказав это, Братец стал читать и объяснять из той же книги «Жития святых», за январь, на 54–56 страницах, следующее:

«В Кесари жил один еврей, по имени Иосиф. Он был так искусен в науке врачевания, что определял, по наблюдению над движением крови в жилах, день наступления смерти больного за три или за пять дней, и указывал даже на самый час кончины. Василий Великий очень любил этого еврея, и предвидел будущее его обращение ко Христу».

Из этого мы видим, что святой Василий Великий любил всех, какой бы веры они ни были, и этим он дал и нам пример любить всех и любовью призывать их к Церкви.

И если ты будешь всех любить, даже врагов своих, как заповедал Христов (Матв. 5, 44), тогда в тебе будет любовь, а где любовь, там и Бог, и тогда чего попросишь у Бога, он не откажет тебе, как Василию Великому.

– Спасибо!

– Далее читаем: «Василий Великий часто приглашал к себе еврея к беседе с собою, уговаривал его оставить еврейскую веру и принять святое крещение. Но еврей отказывался, говоря: «в какой вере родился я, в такой хочу и умереть». Святый же сказал ему: «поверь мне, что ни я, ни ты не умрем, пока ты не родишься от воды и духа (Иоанн. 3, 5), ибо без такой благодати нельзя войти в Царство Божие.

Затем, желая убедить еврея словами из ветхозаветнаго закона, Василий Великий говорит ему: «разве отцы твои не крестились в облаке и в море (1 Кор. 10, 1)? Разве не пили они из камня, который был прообразом духовнаго камня – Христа, родившагося от Девы ради нашего спасения? Сего Христа твои отцы распяли, но Он, будучи погребен, на третий день воскрес и, взойдя на небеса, сел одесную Отца и оттуда придет судить живых и мертвых». Много и другого, полезнаго для души, говорил ему святый, но еврей все пребывал в своем неверии».

Еврей любил Василия Великаго, но не хотел изменять своей отцовской вере.

«Когда же наступило время преставления смерти святого, он заболел и призвал к себе еврея, как бы нуждаясь в его врачебной помощи, и он спросил его: «что скажешь ты обо мне, Иосиф?». Тот же, осмотрев святого, сказал домашним его: «приготовьте все к погребению, ибо с минуты на минуту нужно ожидать его смерти».

Доктор мог определить смерть, но не мог определить жизни, а Василий Великий мог определить и жизнь.

Поэтому он и сказал еврею: «ты не знаешь, что говоришь!». Еврей отвечал: «поверь мне, владыка, что смерть твоя наступит еще до захода солнца». Тогда Василий сказал ему: «а если я останусь жив до утра, до шестаго часа, что ты тогда сделаешь?». Иосиф ответил: «пусть я умрут тогда!» – «Да, – сказал на это святый, – умри, но умри греху, чтобы жить для Бога!».

– Дай, Господи! – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– Еврей отвечал ему: «знаю, знаю, о чем ты говоришь владыка!».

– Знаем, знаем, – говорят слушатели, – а Братец читает далее:

– Еврей говорит: «вот я клянусь тебе владыка, что если ты проживешь до утра, я исполню твое желание!». Тогда святый Василий стал молиться Богу о том, чтобы Он продолжил жизнь его до утра для спасения еврея, – и получил просимое. На утро он послал за ним; но тот не поверил слуге, сказавшему ему, что Василий жив; однако пошел, чтобы увидеть его, как он думал, уже умершим. Когда же он увидел его действительно живым, то пришел как бы в изступление, а потом, упав в ноги святому, сказал в порыве сердечном: «велик Бог христианский, и нет другого Бога, кроме того, Которому верует святой Василий. Ныне я отрекаюсь от богопротивнаго иудейства, и обращаюсь в истинную, христианскую веру. Повели же, святый отец, немедленно преподать мне святое крещение, а также и всему дому моему».

Вот чем утверждалась и утверждается святая Церковь, а не то, что не надо никаких чудес, как говорят некоторые, даже духовныя лица. Нет, чудеса всегда нужны. А то без чудес будут верить только по обряду, а обрядовая вера не крепкая. А если мы будем по вере получать чудеса, тогда только утвердится Церковь.

Далее читаем: «Святый Василий сказал еврею: «я окрещу тебя сам, своими руками». Еврей, подойдя к нему, дотронулся до правой руки святаго и сказал: «силы твои, владыка, ослабели, и все естество твое в конец изнемогло; ты не сможешь окрестить меня сам». Тогда святый Василий сказал: «мы имеем Создателя, укрепляющаго нас».

Василий Великий как бы так говорил: «ты не считай меня мертвым. Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Матф. 22, 32).

Далее читаем: «И, возстав, святый Василий вошел в церковь и пред лицом всего народа окрестил еврея и всю семью его; он нарек ему вместо прежняго имени Иосифа имя Иоанн, совершил в тот день литургию и причастил новокрещеннаго Иоанна святых Таин. Преподав наставление новокрещенному и обратившись с словом назидания ко всем своим саовесным овцам, святитель оставался в церкви до девятаго часа. Потом, дав всем последнее целование и прощение, он стал благодарить Бога за все Его неизреченныя благодеяния и, наконец, испуская дух, сказал: «в руце Твои предаю дух мой, Ты же мя благослови, помилуй и даруй мне живот вечный».

Василий Великий любил еврея и хотел, чтобы Бог его спас.

Поэтому и в нас должны быть такия же любвиобильныя христианския чувства ко всем одинаково, как у святого отца нашего Василия, и тогда Господь будет также и нам помогать во всех делах наших.

И тогда только поправится наша православная Церковь.

– Спасибо!

 

Трезвенник.