Мир с животными

3 января 2020 года исполнилось 110 лет проповеди Иоанна Алексевича Чурикова "Мир с животными" 1910 - 2010 В воскресенье, 3 января 1910 года в Петербурге произошло необычайное событие: громадное число людей, принадлежащих к рабочему классу, находясь под влиянием сильного религиозного воодушевления, отказались раз навсегда от употребления мяса. Случилось это замечательное событие таким образом. Известные под именем «народных трезвенников» последователи народного проповедника И.А.Чурикова, называемого ими «братцем Иоанном» и изображённого на помещённом здесь рисунке, собрались в этот день на его воскресную беседу, по обыкновению, громадной толпой. Прочтя из первой главы евангелия Марка то место, где говорится о проповеди Иоанна Крестителя, «братец» сказал следующее: – Из прочитанного Евангелия видно, что Иоанн Креститель, который призывал к покаянию и крещению, питался диким мёдом и акридами. Из этого можно сделать вывод, что он не пил вина и не ел мяса и тем самым и других призывал к воздержанию от вина и мяса. И Христос был воздержен и не ел мяса, почему, совершая пасху с учениками, Он преломлял и им давал есть не ягнёнка, а хлеб во исцеление души и тела и в защиту животных и тем самым призывал их и всех людей к воздержанию от мяса. И его ученики не ели мяса и других призывали к воздержанию от него, как это видно из следующих слов ап. Павла: «Лучше не есть мяса и не пить вина вовек, дабы не соблазнить брата» (Рим. 14, 21; 1 Кор. 8, 13) и «немощный ест овощи» (Рим. 14, 2). И я призываю вас к тому же. Раньше я призывал вас отказаться от вина, а теперь призываю вас отказаться и от мяса, призываю добровольно, а не силой, потому что как одна выпитая рюмочка гонит человека из дому, чтобы искать не Божества, а греха, так и у того, кто мясо вкушает, грешит вся внутренность, потому что ему делается скучно от мяса, и оно гонит его из дому, чтобы померить свою силу – побороться или подраться. Согласны ли вы на этот призыв? В ответ на это все громко и единодушно воскликнули: – Согласны, дорогой Братец, отрекаемся от мяса, вовек не будем пить вина и есть мяса! Воодушевление, охватившее всех, было так велико, что многие плакали, не только женщины, но и мужчины. – Вы откликнулись на слова ап. Павла, и он откликнется вам в нуждах и недостатках, – продолжает проповедник. Кто ест скотское мясо, тот не может быть мудрым и кротким. Святые отцы не ели мяса и потому были мудры и кротки. Отказываясь от мяса, мы и с животными заключаем мир. А то, подумайте, волы, коровы – все приносят нам пользу, а мы их грызём. Вол, как отец, пашет и приготовляет хлеб, а коровушка, как мать, дает нам молочка, маслица, сметанки. А мы их убиваем и съедаем. Не будем больше этого делать. И все по приглашению проповедника запели с особенным воодушевлением: «Слава в вышних Богу, и на земле мир! Многие лета! Многие лета! Многие лета!» – С новым годом и с новым воздержным счастьем, – воскликнул «братец Иоанн». Я не отнимаю мяса от вас насильственно, я только делаю призыв желающим и не в свою пользу, но все для вас и для вашего здоровья. Вы знаете, что всякое благоухание составляется из растений. Есть такие духи, что маленький их пузырек стоит 15-20 руб. А из мяса какое благоухание можно получить, кроме червей? Всеядные животные скоро разлагаются, как, например, свинья, и в них скоро заводятся черви. Всеядная откормленная свинья встает только на передние ноги, а на задние не может. Так и человек, который всё ест, болеет и ему не идёт на пользу ни лечение, ни исцеление. Поэтому и медицина начинает уже считать мясо вредным для здоровья и посылает богатых больных людей в такие места, где они могут питаться фруктами и виноградом. От растительной пищи внутри образуется целебный бальзам, который делает лекарства излишними. Вкушая же скотское мясо, мы и сами делаемся подобными блуждающему скоту. Поэтому и постановлено принимать св. тайны в посте, даже и во время мясоеда. Если же кто принимает св. тайны не в посте, то они не служат тому во исцеление, и чрез него унижаются св. тайны и церковь. Иисус, сын Сирахов, говорит: «Пресыщение доводит до холеры, от многоядения многие умерли, а воздержный прибавит себе жизни» (прим. Иисуса, сына Сирахова, 37.33.34). Я думаю, что вы не хотите быть похожими на тех невоздержных, которые говорили Моисею: «Не хотим манны, давай нам мяса» и умерли на глазах Моисея. И теперь свирепствует египетская болезнь, и немало на наших глазах умерло от холеры подобно тому, как невоздержные умирали на глазах Моисея. Мне говорят: «Мясники все здоровы», а я скажу: хоть бы тысячу мясников поставить против одного Серафимушки, то и они не смогут справиться с ним. Ему и медведи покорялись. – Все мы мясники пред тобою, постником, – сказали слушатели, – падаем в недостатках и смиряемся. Помолись за нас. – Придёт время, – продолжает проповедник, – вы сами должны будете отказаться от мяса, потому что цена его дойдёт до 5 руб. за фунт, а те, которые не смогут отказаться от привычки есть мясо, будут есть крыс и мышей, как в Китае, по пословице «на безрыбье и рак рыба» или «в поле и жук мясо». Но отказываться от мяса надо не ради корысти. Некоторые из вас отстали от вина ради своей выгоды, а не ради слова Божия, не ради слова истины. А от мяса надо отказаться ради примирения с животными, ради своего здоровья и на пользу человечества. – Вовек не будем есть мяса», – опять дружно вскрикнули все и запели: «Слава в вышних Богу, и на земле мир! Многая лета! Многая лета! Многая лета!» Некоторые, может быть, скажут: «Это сектантство», а некоторые уже и говорят: «Братцевых надо отлучить от церкви», а я вам скажу: я отлучил вас от всего дурного – от пьянства, разврата, курения табаку, балалаек и всех развратных увеселений, но от церкви я вас не отлучал, а, наоборот, призываю вас к церкви. Если весь мир будет хвалить меня, а писание будет укорять меня, то я не поверю миру. Около кабаков и развратных мест многие похваливают и похлопывают, но как им верить? Наоборот, если Писание оправдывает меня, а весь мир укоряет, то я не устрашусь мира. В следующее воскресенье, 10 января, «братец Иоанн» добавил к вышесказанному следующее: – В газетах пишут, что и в Америке 300000 рабочих отказались от мяса, потому что оно стало дорого. Дорогая цена мяса насильно отнимает его у людей, но я бы хотел, чтобы вы отказались от него не насильно, а добровольно, по рассуждению. Но ради чего надо отказаться от мяса? Один говорит мне: «Я семь лет не ем мяса». Я спрашиваю, почему. Он отвечает: «Поем – нос краснеет». А я говорю: ты защищаешь свой нос, а не человека, а теперь если ты не ешь, то ты защищаешь животных и человечество; теперь ты делаешься воином за воздержание. Другой говорит: «Я не ем мяса для Бога, ради Царства Божия». Но какая польза из того, если ты не ел и молчал? А если теперь ты не ешь и объясняешь другим, почему не ешь, и другие тоже перестают есть, то этим ты приносишь пользу человечеству и примиряешься с животными и чрез них – с Богом. Поэтому я очень рад, что сразу столько откликнулось на мой призыв. Если откликнулось полторы тысячи, то две с половиною тысячи животных останутся живыми и будут приносить пользу. Хотя сначала откликнулось немного, полторы-три тысячи, но скоро будет 300000. Когда не было мяса – не было и болезней. Поэтому постники здоровы и долговечны. Некоторые говорили мне: «А как же львы едят мясо – и какие они сильные и долговечные!» А я спросил их: сколько их? «Мало», – ответили они. Так и нас, кровожадных, будет мало. Тарас Бульба съедал трёхмесячного ягнёнка и четверть вина выпивал и вышел на поединок против своих детей и одного из них убил. Не есть мяса полезно еще и потому, что если ты кого-нибудь обидишь, то тебе скажут: «Мяса не ешь, а людей обижаешь», и стыдно тебе станет, и этот укор будет тебе во спасение. – Вовек не будем есть мяса! – воскликнули слушатели. – Не будем же делать того, что делают язычники, и не будем есть того, что они едят, и тогда вместо царства язычников придет Царство Христово. В следующие дни вопрос о мясе обсуждался в частных беседах «братца Иоанна» с «народными трезвенниками». Они предлагали ему вопросы, а он отвечал им. Вот эти вопросы и ответы на них. 1. Вы говорите, Братец, что грех есть мясо и убивать животных, а как же Бог велел Аврааму заколоть овна? – Да, Бог велел Аврааму заколоть овна, но это был переход жертвы от человека на животное. Раньше заколали в жертву сыновей и дочерей, а Аврааму Бог велел заколоть овна и тем защитил человека. Но Христос пошёл ещё дальше. Совершая пасху, Он преломил вместо ягненка хлеб. Как раньше ягненок защищал дочерей и сыновей, так Христос защитил и животных. 2. Вы говорите, Братец, что грех есть мясо, а Авраам, приняв Бога в лице трёх странников, угощал его ягненком. – Мало ли кто чем угощает. Иной угощает своего гостя сороковкой. А ел ли Бог того ягненка, которого предложил ему Авраам? Но блажен человек, иже и скоты милует. 3. А почему св. церковь постановила есть мясо? – Потому что народ требовал мяса, как требовали его и евреи в Египте. Но св. отцы хотя и разрешили народу есть мясо в некоторые месяцы и дни, но сами не ели, считая мясо грехом. Поэтому монахам и запрещено есть мясо. Так как мясоедение есть грех, а всякий грех вызывает болезнь, то в тех монастырях, где действительно мясо не употреблялось, не было ни болезней, ни лекарств, ни аптек. Христос сам лечил и св. отцов, и монахов, и у них не было холеры, как не было ее и у евреев, когда они, выйдя из Египта, перестали есть мясо. Я уверен, что и у нас не будет холеры, если мы не будем есть мяса. Прихоть доводит до холеры. 4. Не отощают ли солдаты, если не будут есть мяса? – А я говорю, что японцы ели рис и сушеную рыбу, а наших-то мясоедов поколотили. Значит, сила не в мясе. Это видно и из примера животных. Те животные, которые питаются растениями, – волы, лошади, ослы, олени, верблюды – сильны и полезны человечеству. А кровожадные звери – волки, львы, медведи – хотя и имеют острые зубы и когти, но у них нет такой силы. Это безработные. И характер у тез и других разный: питающиеся растениями кротки, а кровожадные – свирепы и хищны. Также и птицы кровожадные – ворон, ястреб, орел – свирепы, а птицы, питающиеся растениями – голубь, соловей, канарейка и другие – кроткие, не вредят никакой птице. Хотя они и питаются червячками и мушками, но это то же, что и мы питаемся рыбками. 5. Не грех ли и не вредно ли есть рыбу? Ведь это тоже живое существо. – За рыбу совесть не судит меня: я её не убиваю, она сама засыпает. И Христос, и апостолы ели рыбу. И питаться ею невредно: у рыбы нет таких страстей, какие есть у животных и у нас. Рыба с рыбой не воюет, а животные воюют. Страсть животных к взаимной войне передается чрез их мясо и тому, кто его есть: поэтому оно и вредно нам. 6. Зачем же Бог сотворил животных, если не для того, чтобы их есть? – Волк тоже так думает, что ему должно таскать овец и людей. И разбойник также думает о том, чтобы ему купцов убивать, но приходится ему оставлять такое мастерство. 7. Но что же делать, когда народится много животных? Куда их девать? – Не родился еще Александр Македонский, а уже устрашились греки. Не родились еще животные, а уже устрашились их. Боятся множества животных, а не боятся их уменьшения. А лучше бойтесь того, что у нас их мало. Чем больше животных, тем лучше, потому что тем больше навозу. А чем больше навозу, тем лучше удобрение земли и тем больше хлеба. Половина десятины, удобренная навозом, дает 200 пудов хлеба, а без навозу и 50 не дает. Искусственное же удобрение портит землю. От скотского удобрения почва нарастает в сто лет на пол-аршина, а от искусственного удобрения она не только не увеличивается, но делается грубой. Поэтому, как 100000 рублей не мешают не имеющему их, так и большое число животных не будет нам мешать. Напротив, когда их будет много, тогда они будут дешевы, тогда и навоз, и хлеб, и молоко будут дешевы, и наша жизнь будет лучше. 8. А откуда добывать кожу для сапог, если животных не убивать? – После смерти животного можно взять и его кожу. И когда будет много дешевых животных, тогда и кожа, и обувь будет дешевая. 9. А куда девать птиц, если их не убивать? – Нет места, где бы не было мух и комаров, но, однако, они не прибавляются, не убавляются. Так и птиц будет столько, сколько нужно. Всякая небесная птица нам не повредить. 10. Если грех убивать животных, то не погрешаем ли мы, если продаём их тому человеку, который убивает их? – Это дело его совести. А когда он узнает, почему мы не убиваем животных и не едим мяса, то ему станет стыдно, и он тоже перестанет их убивать и есть. 11. Можно ли торговать мясом тому, кто его не ест? – За что совесть судить, того не делай. Найдешь ли у магометянина свинью? Найдешь ли у русского конину? Магометянину несвойственно иметь свинину, русскому несвойственно иметь конину. Если ты не ешь мяса, можешь торговать рыбой. 12. Как поступать в тех случаях, когда трезвенник сам не ест мяса, а его жена, дети и рабочие едят? Может ли он принудить их не есть мяса? – Нет, не может и не должен. Бог принуждать не учил. Ядый неядущего не осуждай и неядый ядущего не укоряй, но, как младенца, вразумляй. Когда он поймёт вред мяса, то сам перестанет его есть. 13. А как поступать с тем зверем, который нападает на нас? Можно ли его убить? – Можно, но убивать то животное, которое нам служит, нехорошо и грешно. 14. Вы говорите, что кто ест мясо, тот неразумен, а как же все ученые и писатели едят мясо и они такие мудрые? – Однако Лев Толстой также не ест мяса, а мудрее и долговечнее всех ученых и писателей. 15. Полезно ли читать те книги, в которых говорится о грехе убиения животных и о вреде мясной пищи? – Конечно, полезно. 16. Иные говорят нам: «Вы лучше ешьте мясо, а худых дел не делайте». – А вы им скажите: а еще лучше и мяса не есть, и худых дел не делать. Сравнивая этот отказ от мяса русских рабочих с одновременным отказом от мяса рабочих Северо-Американских Штатов, нельзя не заметить глубокой разницы между тем и другим отказом. Американский отказ от мяса вызван исключительно его дороговизною и желанием понизить его цену, т.е., экономическими причинами или «корыстью», как выразился «Братец Иоанн» Чуриков, а русский отказ от мяса вызван идейными, религиозно-нравственными причинами. Первый отказ временный – на 30-40 дней, а второй объявлен «вовек». Конечно, этот отказ от мяса не есть полный отказ от всякой животной пищи, включая в неё и рыбу, но и подобный отказ, если он разрастётся, может повести к целому перевороту не только в личной, но и в общественной жизни, а что он разрастётся – в этом нельзя сомневаться. Число последователей «братца Иоанна», по словам последнего, простирается в Петербурге до 50000 человек. Если это верно, то и теперь уже можно сказать, что перестали есть мясо не только те полторы тысячи «народных трезвенников», которые слушали эту проповедь против мяса, но и те из них, которые в это время оставались дома. И если их всех 50000, то уже и это настоящий переворот, заслуживающий всеобщего внимания. А заслуживает всеобщего внимания это событие не только потому, что такая масса людей так легко и просто разрешила вопрос о питании, вопрос очень трудный и все более и более усложняющийся, вследствие постоянного роста цен на мясо, но, главное, потому, что в этом событии проявились благородные чувства русского народа, позволяющие надеяться, что за этим миром с животными последует и его мир со всеми людьми. И тогда действительно будет Слава в вышних Богу И на земле мир! И. М. Трегубов прошло сто лет Во что же выльется в итоге необычайный сей отказ? Как отразится он на судьбах сотен тысяч трезвенников? Вопрос, интересовавший тогда очень многих современников этого, возможно и не самого заметного, но очень знаменательного события в истории христианской цивилизации. «Хочешь быть счастливым – не пей вина, хочешь быть здоровым – не ешь мяса!» Эта азбучная истина известна сегодня каждому последователю Братца, заключающему обет с Богом, принимающему Святую Трезвость, и по примеру своих предшественников, добровольно оставляющему ряды почитателей труппой пищи. Их свидетельства – красноречивейший ответ на скепсис вопрошавших. Дореволюционное свидетельство Дело было ещё до отречения от мяса. Жили мы в Лесном. В хозяйстве держали свиней. Когда стали трезвенниками, я пошёл просить у Дорогого Братца благословения выкормить свинью. Обратился к писарше Поле, чтоб написала записку. Она, выслушав содержание, сказала: «Не буду просить такую просьбу Братцу – сам пиши». Я ответил: «Но, ведь вы пишите просьбы всякие». Когда подал записку, Братец выслал ответ: «Господь благословит. Кормите свинью». Свинья у нас росла не по дням, а по часам. Выросла высокая, как телёнок, жирная. И, вот, будучи на беседе 3 января 1910 года, когда Братец провозгласил призыв к отречению от мяса, мы с хозяйкою отрекаемся от мясоедения. После Беседы идём домой и советуемся, что будем делать со свиньёю. И решили, что придём и выпустим её. Пусть идёт, куда глаза глядят. Приходим в сарай, чтобы выпустить свою свинью. Смотрим, а она лежит мёртвая. Как дивно Господь совершил дело. И мы облегчённо вздохнули, благодаря Господа. Владимир Семёнович Костюков, трезвенник с 1920 года «Во время Великой Отечественной Войны, я работал главным конструктором на Кировском заводе, жил в коммунальной квартире на улице Рубинштейна, д. 4, кв. 13. Был у меня сосед, Тихон Иванович Старичков – полковник, начальник военной типографии, которая базировалась в Гатчино. Отношения у нас были дружеские, он часто обращался ко мне, когда выходила из строя какая-нибудь типографская машина. Я приезжал, снимал размеры детали, делал чертёж, и изготавливал на заводе официальным заказом. Он относился ко мне с большим уважением. Была блокада, февраль 1943 года, голод и сильный мороз. У Тихона Ивановича был День рождения, ему выдали на работе спецпаёк, и он со своими сослуживцами и сослуживицами приехал отмечать к нам в квартиру. Постучав ко мне в комнату, он пригласил: «Владимир Семенович, я знаю, что ты трезвенник, вина не пьёшь и мяса не ешь, но у нас есть что покушать, шпроты, масло, булка, картошка, пойдем к нам». Я ответил: «Я за пьяный стол не сяду, и у вас там женщины, а моя жена с ребёнком в эвакуации, и мне там делать нечего». Через некоторое время компания, будучи навеселе, опять затребовала пригласить меня, и я твёрдо отказал. Так было три раза. И на прощание он сказал мне: «Странный ты человек». Было очень холодно, и хотелось есть. Я накрылся с головой одеялом, прочитал молитву Дорогого Братца и уснул. На следующее утро я пошел пешком через весь город на работу на Кировский завод, голодный, но счастливый, что Господь Дорогой Братец дал мне сил перенести это испытание. Люди ели людей, всё что можно и нельзя было, а мне Бог дал сил пережить в Законе всю блокаду и за это я живу, и дети и внуки мои будут жить». Тамара Петровна Титяева (1953) У меня была открытая форма туберкулёза. Когда всё перепробовали, посоветовали перемену климата, и я поехала в Воронежскую область, где и жила в течение целого года. И, вот, однажды я получаю от мамы телеграмму: Возвращайся, я нашла тебе врача. Приезжаю в город, в начале Великого поста попадаю на беседу. Перед этим я, конечно, упрямилась – сектантов каких-то мне нашла. А беседа была на 2-й красноармейской улице у Качуриных. Там были только старые трезвенники, и, в основном, боговидцы. Хорошо помню свидетельство Семёна Яковлевича Комарова, которому врачи давали три дня жизни и которого Братец лично исцелил от чахотки. У меня зародилась надежда. Помню ещё, что все не ели мяса и каждый говорил о вреде мясоедения. В общем, и побывала-то я всего на двух, наверное, беседах, после чего снова, уже в июне, поехала на лето в деревню. Всё шло к тому, что мне следовало для исцеления отказаться от мяса. А я его очень любила. В особенности, сардельки. И у меня началась внутренняя борьба: они-то – здоровые, они могут и не есть. А я больная. Недалеко от деревни был рынок. И я, как сейчас помню, поехала пораньше, так, чтобы к самому его открытию, часам к четырём утра, и купила мяса. Купила в воскресенье, но решила, что сразу готовить не буду, сварю в понедельник, и положила его на хранение в погреб. Погреба в тех местах выдалбливали в пластах мела, который, как известно, очень хорошо сохраняет холод. Когда же пришла за ним в понедельник, то увидела на месте мяса кучу коротких и толстых белых червей. Но борьба продолжалась. Мяса есть не буду, но от куры не откажусь – я ведь, всё-таки, больная. И в следующий выходной я покупаю себе куру, варю её, и уже сижу перед кастрюлей, но почему-то не могу даже ложку взять, не могу до неё дотронуться. Словно, стена какая-то. И, вот, уже 56 лет, как я не ем больше мяса. По приезду в город я стала соблюдать посты, и в течение года избавилась от своего недуга, чем привела тогда в полное замешательство лечащих своих врачей, которые, не имея рационального объяснения интенсивному обратному развитию туберкулёза, ещё долгое время не хотели снимать меня с учёта. Но это уже другая совсем история. Елена Круглова (1982) Когда за неделю до Великого поста Алексей Иванович сказал бабушке, чтобы она не ела мяса, и наши перестали его есть, мне ничего не сказали. Поэтому я (мне было тогда тринадцать) продолжала есть мясо даже во время поста. И так прошло две недели. Мама сварила мне рассольник. Мне он тогда очень нравился. Я вообще любила курочку и жирную свинину. Но в этот раз я съела одну только ложку рассольника с мясом, и у меня вдруг откуда ни возьмись появилось такое отвращение к мясу (прямо до тошноты в горле), что я просто не могла уже дальше есть. Мне стало так мерзко. И с того момента я начала полностью поститься, и мясо перестала есть вовсе. Наталья Киреева (2003) Наш старший сын очень сильно и часто болел. Накануне Трезвости, за зиму у него было 5 отитов (ушки болели). Летом того же года отказались от мяса, с тех пор проблем со здоровьем мы не знаем!!! Слава Братцу Дорогому!

События
Последние новости
Архив
Поиск по ключевым словам

Православное общество трезвенников Братца Иоанна Чурикова

Мы в контакте